Том «1981-1990»

Перестройка — самоназвание главного события 80-х.

В XXI веке это десятилетие часто удостаивали грубоватого приговора «какую страну просрали». Правда, ни один из участников нашего конкурса «Мои Намедни» державу не пожалел. «Восьмидесятники» присылали рассказики про радость освобождения от уроков в связи с кончиной очередного генсека, про отоваривание талонов, самопальное изготовление «варенок», лосин и проч. Выходит, страна неуклонно загибалась сама, а люди находили способы не загнуться вопреки всему.

Вообще три выпущенных тома демонстрируют потрясающее разнообразие форм жизнестойкости советского человека. И главный подвиг, совершенный народом в мирное время, — всегдашнее отгораживание от «партии и правительства» пространства для реализации своего частного проекта. Что-то достали поесть, а что-то — почитать, куда-то сумели поехать, как-то устроили сына в институт, достоялись-таки в очереди на квартиру и где-то заняли денег, которых не хватало на «Жигули». А в целом выходило позанятнее и побогаче, чем предписывал официальный сценарий. В конце 80-х в первый и пока в последний раз возникло было массовое осознание общественных интересов, которые должны навсегда обеспечить приоритет частных, но надолго оно не задержалось.

Похоже, первыми гласность почувствовали фотографы: то, как Виктор Ахломов, Игорь Гаврилов, Олег Каплин, Сергей Максимишин, Владимир Мусаэльян, Игорь Мухин снимали 80-е, а потом их рудименты, — сразу было свободой слова.

Ругая это десятилетие, обычно приводят китайскую мудрость «не дай бог жить в эпоху перемен», а хваля — тютчевское «Блажен, кто посетил сей мир / В его минуты роковые». Похоже, современники если не блаженствовали, то уж точно не особо жаловались на судьбу поколения.

А верить и разуверяться, очаровываться и разочаровываться — разве это не признак развития? И неужто кто-то из переживших на рубеже 80-90-х превращение «соцстраны» в «капстрану» теперь хочет, чтобы это случилось попозже?

Намедни 1981-1990

Феномены 1981-1990

Другие тома «Намедни»