Хлопковое дело

Главный уголовный процесс перестройки сметет всю элиту солнечного Узбекистана, сделает Юрия Чурбанова — зятя Брежнева — зэком Горбачева, а его защитника Андрея Макарова — самым известным адвокатом страны и превратит в политических звезд руководителей следственной бригады Тельмана Гдляна и Николая Иванова

Старые названия городов

С лета начинается «обратное переименование» городов — возвращение им исторических названий вместо фамилий советских деятелей. Легче всего отменить неукорененные переименования 80-х — это липший раз отмежевывает перестройку от застоя

Доктор Хайдер голодает

Последний американский герой советской пропаганды — доктор Чарльз Хайдер, который сидит перед Белым домом и голодает, требуя ликвидировать ядерное оружие. Голодовка названа «смертельной», но Хайдер выживет, а оружие сохранится

«Покаяние»

Фильм Тенгиза Абуладзе «Покаяние», пролежав три года на полке, вышел в широкий прокат. Его поднимают как кинофлаг перестройки

Гласность. «Московские новости»

После десятилетий невыговаривания-замалчивания любимым детищем перестройки делается гласность. Ее главные трибуны в печати — газета «Московские новости», редактируемая Егором Яковлевым, и журнал «Огонек», возглавляемый Виталием Коротичем

Мода на экономистов. «Белые пятна истории»

В конце 80-х над умами властвуют экономисты и историки. Публику интересуют не научные их труды, а публицистика, и только про социализм. Экономисты объясняют, почему так плохо живем, историки — какие события к этому привели

Раздел МХАТа

Главный драматический театр страны — Московский Художественный академический Союза ССР — раскалывается на два очень разных, но с одинаковыми названиями — МХАТ

Руст прилетел

28 мая в 18.45 возле Кремля приземляется одноместный спортивный самолет «Сессна-172П». Милиция задерживает пилота — это 19-летний гражданин ФРГ Матиас Руст. Со своих постов слетает руководство Минобороны СССР

Умерли Папанов и Миронов

За две августовские недели Московский театр сатиры теряет двух ведущих актеров, а страна — двух звезд советского экрана: Анатолия Папанова и Андрея Миронова

Лимит на лимитчиков

Москва пытается прекратить «привлечение иногородних рабочих на условиях временной прописки» — хватит плодить лимитчиков

Телемосты СССР — США. Донахью — Познер

Новая форма советской открытости миру — телевизионные мосты с США. Первый перебрасывают из Ленинграда в Сиэтл, а всего в этом и следующем году их проведут 14. Главные мостостроители — Фил Донахью и Владимир Познер

Новое ТВ

Центральное телевидение в течение года запускает три передачи, определяющие новое лицо советского эфира. В профессиональной среде одну называют мягкой, другую — острой, а третью — тупой

Общество «Память». Жидомасоны и русофобия

Историко-патриотическое объединение, организованное в начале 1980 х при Министерстве авиапромышленности, заявляет о себе шествием по центру Москвы. Лидер «Памяти» и ее активисты говорят о большевизме, православии и жидомасонах. Их оппоненты — о том, что перестройка разбудила как здоровые, так и нездоровые силы

Лигачев и Яковлев

Через 60 лет после запрета фракционной борьбы в партии все политически грамотные люди СССР делятся на тех, кто за Егора Лигачева, и тех, кто за Александра Яковлева. За консерваторов, «правых», и либералов, «левых». Обе половины общественных сил критикуют Горбачева за половинчатость

Проза перестройки

Тиражи толстых журналов вырастают в разы. Бще больший интерес, чем классика литературного наследия (см. 1986), вызывает остросоциальная проза послевоенных советских писателей — ее читают как политическую

Розенбаум

Впервые нашелся конкурент славе Высоцкого — сильная личность, поющая про то, «как в жизни». Александр Розенбаум, автор подпольного магнитоальбома «Гоп-стоп», выходит на официальную эстраду

Спор с Тэтчер в эфире

Визит главы правительства Великобритании в СССР запоминается сокрушительным поражением, которое наносит Маргарет Тэтчер советской международной журналистике

«Ока» и «Таврия»

В СССР выпускают «автомобили особо малого класса»: в Серпухове — «Оку», в Запорожье — «Таврию»

Perestroika & Gorby

Мир считает, что СССР — самая интересная страна на планете: здесь происходит одно поразительное событие за другим, меняя картину мира. Впервые в истории самый популярный политик на свете — советский генсек. По западному обыкновению, его фамилию сокращают в обиходе до «Горби»

«Архангельский мужик». «Легко ли быть молодым?»

Время гласности обеспечивает невиданный интерес к документальному кино про нового героя своего времени. Самые громкие фильмы — «Архангельский мужик» и «Легко ли быть молодым?» ошарашивают публику и возмущают идеологов

Выборы директоров. Самофинансирование

Экономическое положение все хуже. Его можно исправить, заменив негодных начальников и не разбазаривая инвестиции. Делу должны помочь выборы руководителей и переход предприятий на самофинансирование

Нобелевский лауреат Бродский

Высшая мировая литературная премия в пятый раз присуждается русскому автору — поэту Иосифу Бродскому, последние 15 лет живущему в США

Кооперативы и СП

Начинается легализация бизнеса в СССР, хоть пропаганда по-прежнему твердит: частное предпринимательство — не наш путь. Разрешены совместные предприятия с иностранным капиталом и три вида кооперативов — ячейки для выращивания собственных капиталистов

Гонимый Ельцин

На октябрьском пленуме ЦК КПСС кандидат в члены политбюро, первый секретарь Московского горкома партии Борис Ельцин выступает с критикой работы высшего руководства и самого Горбачева. Смутьяна ссылают на стройку, но он там не пропадает, а в ореоле гонимого борца уходит в первые политические оппозиционеры

Русская «Бурда моден»

К 8 Марта выпущен первый номер первого аналога западного журнала в СССР — «Бурда моден» на русском языке. Издание для домохозяек воспринимают как мессию мировой прессы

Неформалы. Любера

Признано существование «неформальных объединений молодежи» (НОМ). Неформалы-доморощенные последователи разных западных мод. Единственное незаимствованное объединение — любера — борется с остальными как с чуждыми

Проституция. Путаны

Статья в газете «Московский комсомолец» впервые признает общеизвестное: в столице есть «системная» проституция. Вскоре подобные открытия совершают журналисты Ленинграда, городов Прибалтики и крупных индустриальных центров, а тема «ночных бабочек» выходит в число самых модных