Привезли Джоконду

Летом в Москве в Музее изобразительных искусств имени Пушкина месяц показывают Мону Лизу, или Джоконду, Леонардо да Винчи — и весь месяц на улице Волхонка стоит очередь

Самую успешную сольную выставку называют триумфом советско-французского культурного сотрудничества, а оно — главный символ особых отношений двух стран. Шедевр из собрания Лувра, знаменитейший в мире портрет, в СССР привезли впервые и, как сообщают, впредь больше уже никуда возить не будут. На Мону Лизу — в СССР ее чаще называют Джокондой — едут и из других городов. Многочасовой очереди газеты умиляются: да, у нас кое-что в дефиците, но дальше всего люди готовы стоять за духовными ценностями. Пресса полна снимков: оцепеневшие силуэты на фоне подсвеченной картины. Предлагаются толкования знаменитой загадки: «Игрой светотени Леонардо наметил возможность перехода от легкой улыбки и к серьезности, и к большей улыбке».

Мона Лиза висит в каком-то пластиковом футляре, но он не бли-кует и смотреть не мешает. После напряжения долгого ожидания, достоявшись и дойдя, зрители-паломники смотрят на главный женский лик итальянского Возрождения как на Богоматерь. Удивляет: великая картина, оказывается, совсем небольшая. Вся будто в дымке — похоже, это еще и из-за состояния поверхности, — и разглядеть таинственную улыбку трудно. На свидание дают буквально мгновения — в день проходит по 4600 человек, это по 400 в час. Вернувшись из музейного полумрака в Москву, зритель, щурясь от солнца, пытается удержать изображение перед глазами.

Долго будут пересказывать случай со знаменитой своим остроумием актрисой Фаиной Раневской. Мол, при ней кто-то посмел сказать: а на меня Джоконда не произвела особого впечатления. Раневская возмущенно ответила: «Молодой человек, эта женщина уже столько лет производила впечатление на стольких людей, что сама выбирает, на кого ей производить впечатление, а на кого — нет».

Де Голль в СССР 1966

В один год Франция выходит из военной организации блока НАТО, а ее президент генерал Шарль де Голль наносит официальный визит в СССР. Два эти события кладут начало особым советско-французским политическим отношениям