Визбор: «Милая моя» и роль Бормана

Звезда авторской песни 60-х Юрий Визбор пишет супершлягер КСП-репертуара «Милая моя», определяющий эстетику жанра в 70-е. Одновременно вся страна узнаёт барда в лицо — в «Семнадцати мгновениях весны» Визбор играет Мартина Бормана

Двенадцать лет назад Визбор сочинил гимн восходителей «Домбайский вальс» — «Лыжи у печки стоят». За это время мир самодеятельной песни сжался до совсем камерного, а романтику сменила сентиментальность — квот уж действительно пропасть меж нами легла». Девушки у костров воодушевленно подхватывают ласковый припев «Милая моя, солнышко лесное», но путь в эфир закрыт даже для такой популярной и невинной баллады.

Прежде Визбор работал на радиостанции «Юность», и его песни-репортажи поощряли как отклик на актуальные темы из командировок по актуальным адресам. Теперь опасаются любых неофициальных инициатив, а Визбор в системе Гостеле-радио перешел на должность редактора студии документальных фильмов. Песни популяризируют концерты — автор и исполнитель дает их по нескольку десятков в год — и магнитофонные записи, В сравнении с абсолютным лидером неподцензурного репертуара Высоцким Визбор звучит сладковато, зато его можно петь хором.

Как и многие ренессансцы-шестидесятники, Визбор практикует смежные профессии: по его сценариям снимают документальное кино про ударные стройки, моряков, докторов и альпинистов, а он сам снимается в эпизодах игровых фильмов. Борман в «Семнадцати мгновениях…» — почти единственная настоящая роль, причем ключевая для интриги сериала и, конечно, меньше, чем про Штирлица и Мюллера, но про партайгеноссе тоже рассказывают анекдоты. На экране заместитель Гитлера убедительно-многозначителен; грима почти нет, и Визбора большинство современников запомнит именно таким — полный немолодой мужчина (хотя барду еще нет сорока) с большой лысой головой и тяжелым взглядом.