«Если завтра война»

Пропаганда одновременно и бьет тревогу, и успокаивает: войны, видимо, не избежать, но Красная армия во всеоружии и быстро разгромит любого врага. Война даже желательна: она приведет к мировой победе социализма

«Если завтра война»

В лозунг превращены название пропагандистского фильма и строчка сочиненного для него марша братьев Покрасс и официального песенника Лебедева-Кумача:

Если завтра война,
Если завтра в поход,
Будь сегодня к походу готов!

За час экранного времени СССР переживает агрессию, дает сокрупштельный отпор и побеждает не только армию врага, но и сам буржуазный строй — видимо, на всем Западе. Это случится в «Тысяча девятьсот… году» — так указано время действия в начальном титре — точно при нынешнем поколении советских людей и нынешних вождях. Режиссерская бригада во главе с Ефимом Дзиганом взяла хронику армейских маневров и досняла к ней игровые эпизоды с крупными планами хороших наших и плохих врагов. Получилась киносказка про близкое будущее, сопровождаемая назидательными титрами.

Вечерняя Москва полыхает фейерверками, из репродуктора слышно объявление о билетах на авиарейс в Америку через Северный полюс. Внезапно тон диктора меняется: «три державы», именуемые «фашистскими агрессорами», несут «прямую угрозу Советскому Союзу». У вражеских солдат, скопившихся возле границы, на касках — подобие свастики, старик-генерал, явно ветеран Первой мировой, командует по-немецки, буд то тост произносит: «Нам оказана великая честь — первыми перейти на территорию большевиков! (слышно: Russlands Boden — “земли России”). Да здравствует наша раса! За наши колонии на Востоке!» Но нападение ценой своей жизни останавливает пограничник-пулеметчик — он, кажется, единственная советская потеря. Туг же подоспеет подмога — враг предпринимает только «попытки вторгнуться в СССР». Дальнейшие события служат иллюстрациями строчек марша:

Полетит самолет, застрочит пулемет,
Загрохочут железные танки.
И линкоры пойдут, и пехота пойдет,
И помчатся лихие тачанки.

Кроме маневров армия снята на параде на Красной площади — следует понимать, что эти идеальные каре прямиком отправляются в бой. Их с трибуны Мавзолея приветствует Сталин, а нарком обороны Ворошилов сперва скачет на коне по площади, а потом выезжает «на театр военных действий» в лимузине.

С нами Сталин родной, и железной рукой
Нас к победе ведет Ворошилов.

Хроникальная речь наркома на параде смонтирована как произносимая «на театре» — перед войсками у линии фронта. Техники на врага устремляется столько, что поля полны танками до горизонта, а от советских самолетов в небе темно. Герои-авиаторы Громов, Водопьянов и другие играют самих себя, отправляющихся на бомбардировки.

Если завтра война, всколыхнется страна
От Кронштадта до Владивостока.

Призывники «из далекого Узбекистана» и «из солнечной Грузии» маршируют в своих столицах, эшелоны с войсками мчат отовсюду, а вдоль железных дорог стоят люди, машут руками и кричат: «Бейте фашистов на их земле!»

И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!

Военные действия сразу перенесены на территорию противника, и его там каждый род войск уничтожает по-своему. С кличем «Руби по-буденновски!» завершает дело конница, преследуя разбегающиеся остатки пехоты. После чего герой Гражданской войны маршал Буденный вкладывает саблю в ножны — это тоже из кинохроники парада. А там уже «В городах фашистских государств поднялся на борьбу пролетариат» и, видимо, сверг своих правителей. Итог подводит последний титр фильма: «Так может начаться война, которая приведет к гибели капиталистический мир».

Посмотрев эти поддавки самим себе на учениях, выдаваемых за настоящие битвы, можно подумать только одно: скорей бы все так и было! В марте 1941-го фильм «Если завтра война» получит Сталинскую премию.

«Широка страна моя родная» 1936

Для нового фильма Григория Александрова «Цирк» композитор Исаак Дунаевский и поэт Василий Лебедев-Кумач написали песню, которая превратится в советский гражданский гимн