Наркомания

Как прежде русский алкоголизм, так теперь еще и русская наркомания поражает скоростью распространения, безоглядностью употребления, изобретательностью замен и грязью суррогатов

Наркомания

Официальная статистика учитывает «обращаемость» (в клиники) — она за 90-е годы выросла в 13 раз и «болезненность» (наблюдаемость в диспансерах) — рост в 6,4 раза, среди подростков — в 17 раз. При этом на одного выявленного наркомана приходится минимум 7 медицине неизвестных.

Все начинается лет в 12 с вдыхания паров клея «Момент» — его производят в стране выше всяких потребностей. Когда хозтовар запретят продавать несовершеннолетним, фирма-производитель изменит его химическую формулу на несодержащую токсинов, но нюхают и аэрозоли, гуталин, бензин. Две трети токсикоманов через пару лет замещают «психоактивные вещества» на настоящие наркотики. Подобно алкоголю, и вообще любому всенародному феномену, у «наркоты» — свое расслоение в России. По опросам, героин употребляют до 93% наркоманов — но это опять же из обратившихся и наблюдаемых. Похоже, коноплю-марихуану («дурь», «травку» и т.п.) всерьез подсевшие даже за наркоту не считают: типа, особое курение, другой никотин. У богемы и бизнеса в ходу кокаин — «сено» уже не вставляет, нужны удары посильней. Клубная публика помоложе потребляет «колеса» — таблетки экстази, чтобы скакать всю ночь как угорелым. В регионах в ходу самоварные снадобья вроде маковой соломки.

В Москве недобрая слава наркотического вуза идет про Университет имени Патриса Лумумбы (см. 1961). Кроме клубов в каждом городе — свои условные точки продаж. Милиция низовыми торговцами считает цыган. В оборот вовлечены даже пенсионерки — бабушки продают получаемые льготно или бесплатно наркосодержащие лекарства. Из практикующих внутривенные инъекции более 80% пользуются чужими шприцами. Российский наркочернобыль — городок Верхняя Салда Свердловской области. Там кололись суррогатами героина, и через шприц произошло массовое заражение СПИДом. В мире такое бывает только в африканских бантустанах.