Двоевластие в Польше. «Солидарность»

Год «перманентной контрреволюции» в Польше. Конкурент компартии — профсоюз «Солидарность» — вырастает в силу, способную свергнуть в стране советскую власть

Летом 80-го, когда в Польше подняли цены на мясо, начались забастовки на предприятиях. За 10 лет до этого подорожание основных продуктов тоже вызвало рабочие волнения, которые были подавлены (см. «Смена власти...», 1971). За силовую акцию глава коммунистов тогда поплатился отставкой — видимо, памятуя об этом, руководители страны на расстрельные меры не идут. Да и протесты теперь не в пример массовее. Исход мирного противостояния тот же: первый секретарь ЦК Эдвард Терек вынужден уйти. Сменивший его Станислав Каня ищет примирения с бастующими — так партия впервые уступает часть своей власти.

Антикоммунистическое рабочее движение оформлено организационно — что тоже впервые. В Гданьске коллектив судоверфи имени Ленина, захватив предприятие, основал независимый профсоюз «Солидарность». Председателем избран электромеханик Лех Валенса. Отделения профсоюза возникают на большинстве заводов во всех регионах Польши. Есть сельская «Солидарность» и студенческая. Католическая церковь — самая влиятельная сила страны — активно поддерживает профсоюз, и тот, сначала споря с властью, потом всё чаще явочным порядком подменяет ее.

Об этапах польского кризиса советских людей ежедневно извещают пространные сообщения ТАСС с одинаковым заголовком «К положению в Польше». Они похожи на фронтовые сводки об отступлении: сегодня информируют об очередном «необоснованном требовании», завтра-послезавтра — о его выполнении. Когда «Солидарность» получает свободный доступ на телевидение, уже всем ясно: она сильнее коммунистической власти. Численность независимого профсоюза достигнет 10 млн человек, а в партии — около 3 млн членов.

Москва глубину польского кризиса понимает — Брежнев еще в феврале, на XXVI съезде КПСС заявляет: «В Польше возникла угроза основам социалистического государства». И отвечает угрозой на угрозу: «Социалистическую Польшу, братскую Польшу мы в беде не оставим и в обиду не дадим! (Аплодисменты)». Означает ли это, что СССР готов давить бунт своими руками, как в Чехословакии (см. 1968), где никакие антикоммунисты к власти не рвались? Об этом гадают и в соцлагере, и на Западе. Вроде иначе польский мятеж не унять — но велик риск массового сопротивления, а это второй Афганистан, когда империя не справляется и с одним.

Весна и лего проходят при неудержимом наступлении «Солидарности». Чрезвычайный съезд польских коммунистов заканчивается ничем. Зато форум профсоюза, транслируемый национальным телевидением, — в Гданьском зале Валенса председательствует под огромным распятием — проходит как съезд победителей и призывает народы Восточной Европы бороться за свободу.

Растерянная советская пропаганда пытается объяснить антикоммунизм рабочего профсоюза происками примазавшихся интеллигентов. Есть такие «небезызвестные Куронь и Михник», идеологи диссидентской организации КОС-КОР, с их подачи «Солидарность» выдвигает не только экономические, но и политические требования. Один из главных лозунгов всесоюзной недели интернациональной солидарности в новосибирском Академгородке весной 81-го: «Идеи КОС-КОР калечить привычен, даешь солидарность без кавычек!»

Запад от антисоветского единения пролетариата и интеллигентов Польши в восторге. По всему миру идет фильм Анджея Вайды «Человек из железа», получивший Гран-при Каннского кинофестиваля. В нем сын расстрелянного в 1970 году гданьского рабочего, повинуясь пробужденному классовому самосознанию, приходит в «Солидарность» и там обретает свою любовь. В финале — монтаж игровых и документальных планов: рабочие победили, и счастливые герои, обнявшись, смотрят, как толпа несет Валенсу на руках. В новом издании советского энциклопедического словаря статью о ведущем польском кинорежиссере заменяют на равновеликую про «вайду, род трав семейства крестоцветных».