Военное положение в Польше

Длившееся больше года противостояние польской коммунистической власти и антикоммунистического профсоюза «Солидарность» разрешается введением военного положения. Оно позволяет обойтись без вмешательства Советской армии, но не способно восстановить в Польше социализм

Силовой исход подразумевался от начала кризиса — было ясно, что рабочий бунт сам собой не утихнет. Первое серьезное обсуждение двух вариантов проходит в начале апреля на тайной встрече в Бресте. К советско-польской границе председатель КГБ Юрий Андропов и министр обороны СССР Дмитрий Устинов приезжают спецпоездом, за первым секретарем польского ЦК Станиславом Каней и ставшим главой правительства министром обороны Войцехом Ярузельским они посылают самолет. Явно подавленные этой доставкой на «чужое поле» польские руководители в штабном вагоне советских силовиков категорически отвергают возможность ввода войск «старшего брата». Даже военное положение они еще считают неприемлемым.

По официальной кремлевской доктрине, защита социалистического содружества «является делом не только отдельных вхо дящих в него стран, но и всего содружества в целом». Однако ситуация в Польше зашла слишком далеко, и, грозя на словах, Москва двинуть туда армию опасается: как преодолеть антисоветское сопротивление 35-миллионного народа? При этом «Солидарность», уже способная свергнуть коммунистическую власть, на последний шаг тоже не идет, понимая: в крайнем случае СССР может решиться на военное вторжение. «Лучше Каня, чем Ваня» — главная польская политическая присказка лета 81-го. Время работает на мятежный профсоюз, полгода — и социализм окончательно рухнет сам, и, конечно, партия теперь проиграет первые же свободные выборы. Так видят перспективу в Польше и на Западе, ее осознают и в Москве.

На октябрьском совещании в Минобороны СССР командующий войсками стран — участниц Варшавского договора маршал Виктор Куликов заявляет: сохранение Польши как союзника требует вмешательства советских войск. Возможно участие чехословацкой армии, поскольку про армию ГДР Ярузельский Куликову резко возразил: только не немцы — это бы слишком походило на последнее исчезновение Польши с карты мира в 1939 году. Кремль опять не принимает решения, ограничиваясь демонстрацией силы: в конце октября на польской территории проходят совместные учения Советской армии и Войска польского.

По имперской логике, если метрополия уже не способна удерживать силой своих вассалов, то неизбежен скорый крах всей империи. Но Советский Союз 81-го года чувствителен даже к западным санкциям — в том числе и они удерживают от польского похода, об этом прямо говорят на заседании политбюро. Видя, что Каня твердой рукой править не в силах, Москва пост первого секретаря ЦК передает тоже Ярузельскому — в его руках теперь вся власть. Генерала призывают поскорее объявлять военное положение, неопределенно обещая помочь войсками, если оно будет «пробуксовывать». Ярузельский настаивает на прибытии в Варшаву накануне «дня X» одного из советских вождей — возможно, он хочет так показать стране, чем грозит бездействие. Ему обещают визит Суслова, но тот не прилетит.

Имея 400-тысячную армию и 100-тысячную полицию — не более одного ствола на 20 членов «Солидарности», — Ярузельский в ночь с 12 на 13 декабря запускает механизм военного положения. В 6 утра он, облаченный в мундир, выступает с телерадиообращением к нации. «Мы — суверенное государство, и из этой ситуации мы должны выйти собственными силами». Мол, чрезвычайные меры спасут страну от хаоса. Речь заканчивается первыми строчками национального гимна: «Jeszcze Polska nie zginęła, / Kiedy my żyjemy» («Еще Польша не погибла, / Пока живы мы»). Запрещены митинги, демонстрации и забастовки. Работники жизненно важных предприятий считаются призванными на военную службу. Приостановлена деятельность общественных объединений. Лидеры «Солидарности» во главе с Валенсой интернированы, как и бывшие руководители партии и правительства. Всего взято под стражу около 6 тысяч человек — практически все активисты оппозиции.

Польская армия приказ выполняет, из строя не выходит никто. Крупное столкновение — одно: на шахте «Буек» погибают 9 шахтеров, оказавших сопротивление войскам. Забастовочный комитет Щецина успевает обратиться к миру с воззванием, его тоже завершает « Jeszcze Polska nie zginęła». США объявляют санкции и режиму Ярузельского, и СССР.

Очевидно, что ситуация лишь «заморожена»: польский социализм получил отсрочку, но не оправится уже никогда. До отмены военного положения (июнь 1983 г.) партию покинут свыше 1 млн человек. «Солидарность» продолжит работать нелегально, а, едва выйдя из подполья, снова станет ведущей политической силой (см. «Крах социализма в Европе», 1989).