Поль Робсон

Международной Сталинской премией за укрепление мира награжден певец из США Поль Робсон. СССР впервые обретает американского друга, который критикует свою родину, совсем как советские газеты. В этом амплуа чернокожий бас-баритон — самый обаятельный: он еще и раскатисто поет по-русски

Его отец, сын рабов, сбежав с плантации, сумел закончить университет. Сам Поль Робсон стал первым черным аспирантом-юристом Колумбийского университета, потом учился в Лондоне. Как актер играл в английских и американских театрах Отелло, снялся в нескольких успешных голливудских фильмах, с середины 1920-х он — первый публичный исполнитель негритянских народных песен. В Москву впервые приезжает в 1934-м по приглашению Сергея Эйзенштейна. Очарованный приемом, объявляет Советский Союз единственной страной, свободной от расовых предрассудков и сравнивает русские песни со спиричуэле. Во время гражданской войны в Испании поет перед интербригадовцами. Во Вторую мировую собирает средства в помощь СССР, призывает открыть второй фронт и получает за общественную деятельность медаль Линкольна. Уже в 1946-м Робсона впервые допрашивает комитет по расследованию антиамериканской деятельности. И хотя певец отрицает свое членство в компартии США, слухи об этом будут возникать вновь.

На конгрессе борцов за мир в Париже Робсон заявляет, что в случае войны черная Америка не пойдет вместе в белыми расистами против СССР. Советское убеждение, будто все негры — наши друзья, проживет до 1970-х. Памяти Сталина Робсоном будет написана песня «Тебе, дорогой товарищ». При очередном сенаторском допросе на предложение переехать в СССР, если ему там так нравится, певец ответит, что он — американский патриот. На советских концертах поет в основном по-английски, давая пояснения на хорошем русском. Когда же черный великан утробно и тщательно выводит «Шир-рока стр-рана моя р-родная», у патриотичного слушателя наворачиваются слезы. Густой голос звучит не глуховато, как обычно у басов, а со звоном и оттого доходчивей. На «Любимый город может спать спокойно» вокала даже чересчур много. В переводах Робсон записывает советский гимн, «Полюшко-поле», «Вихри враждебные». «Эй, ухнем!» он и по-английски поет с русским рефреном.

На одной шестой Земли нет американца популярнее. Правда, на вкус советской творческой элиты заокеанский гость чересчур правоверен, и, мол, это у него такой здесь бизнес — считаться красным. Пересказывают байку про администратора филармонии, который, заполняя ведомость, восклицает: «Я получаю тыщу в месяц, а Робсон пять тыщ за концерт — и кто из нас негр?» Одно время власти США запрещают певцу выезд за границу; последний раз он посетит СССР в 1963-м. По этому образцу советская пропаганда раскрутит еще несколько звезд (см. «Анжела Дэвис»; «Дин Рид»), но Робсона по популярности не превзойдет никто.

«Охота на ведьм». Сенатор Маккарти 1950

Пятилетка государственного антикоммунизма в США: борются с «красной угрозой», ищут агентов врага, преследуют левых и им сочувствующих. Вторая власть — законодательная — насаждает патриотический тоталитаризм, но ей помешает четвертая власть — пресса

Борьба за мир 1949

Учреждены Всемирный совет мира и Советский комитет защиты мира. Их, всегда критикующих США и никогда — СССР и его союзников, остальная мировая общественность будет считать рупорами Кремля, вещающими на кремлевские же деньги

Анжела Дэвис 1971

Весь год советская общественность борется за свободу черной активистки компартии США Анжелы Дэвис. Ее арест и обвинение в соучастии в убийстве сочтен политической травлей

Дин Рид 1971

Малоизвестный американский бард Дин Рид публично выстирал флаг своей страны, пояснив, что он запачкан кровью Вьетнама. В США выходку почти не заметили, но она имеет огромный резонанс в СССР, куда певец приезжает уже в качестве лучшего представителя прогрессивной молодежи Соединенных Штатов