Юбилей Гоголя

К 100-летию со дня смерти советская власть канонизирует третьего, и последнего, из великих русских классиков — Гоголя. Теперь он тоже — предтеча соцреализма, приближавший своим творчеством зарю новой жизни

По выражению Бориса Пастернака, «вот они и Гоголя сделали членом политбюро». Ранее этой чести на свои столетия смерти удостоились Пушкин в 1937-м и Лермонтов в 1941-м. За те же заслуги: все они обличали царское самодержавие и воспевали простой народ. Ну и были «великими мастерами слова». Ради чистоты такого образа кое-что в наследии классиков приходится замалчивать. Гоголевское «Размышление о божественной литургии» не печатают даже в полном собрании сочинений, завершаемом к юбилею. Вообще, последний в троице литературных святых — самый проблемный. «Выбранные места из переписки с друзьями» советское литературоведение все же не утаивает, и тут лучше Гоголя оказывается Белинский, в своем знаменитом письме указавший собрату по перу, что русская церковь — «опора кнута и угодница деспотизма», а вся Россия — «корпорации разных служебных воров и грабителей».

Но религиозные и прочие заблуждения — подробности для специалистов, перед массовым читателем Гоголь предстает несгибаемым борцом. Несколько поколений школьников напишут миллионы сочинений про разоблачение в «Ревизоре» гнилой николаевской бюрократии, погрязшей в воровстве и взятках, и про помещиков-крепостников — настоящих мертвых душ в одноименной поэме. На XIX съезде партии заместитель Сталина в ЦК Маленков укажет: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины, которые огнем сатиры выжигали бы из жизни все отрицательное. Цитата вызовет эпиграмму «нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали». В Большом театре ставят оперу Мусоргского «Сорочинская ярмарка», на «Мосфильме» экранизирован «Ревизор».

Номенклатурный автор требует подобающего увековечивания. Могилу Гоголя перенесли на официальное кладбище еще в 1931-м, когда Свято-Данилов монастырь, место прежнего упокоения, сделали детским изолятором НКВД. Но власть не устраивает памятник писателю, поставленный в Москве на Гоголевском бульваре к 100-летию со дня рождения, в 1909-м. У скульптора Андреева сидит, накрывшись шинелью, трагический и странный гений — говорили, Гоголь тут похож на больную птицу. Дореволюционный монумент увозят, на его место водружают бодрячка, стоящего в полный рост, — работа академика Томского. На высоком постаменте надпись: «Николаю Васильевичу Гоголю от правительства Советского Союза».

Пастернак. «Доктор Живаго» 1958

Самый большой внутриполитический скандал «хрущевской оттепели». Свой отвергнутый советскими редакциями роман «Доктор Живаго» Борис Пастернак передал для публикации на Запад. Писателю присуждена Нобелевская премия. В СССР книга объявлена антисоветской, а ее автор — предателем и клеветником. Раздаются призывы лишить Пастернака советского гражданства и выслать за границу. Лауреат вынужден отказаться от награды, но и после этого гонения не прекращаются

XIX съезд ВКП(б)/КПСС 1952

Сталин притворно подает было в отставку с поста генсека и отодвигает от власти старую гвардию, что сулит верхам новые репрессии