Подлодка «Курск». «Она утонула»

12 августа во время учений в Баренцевом море тонет лучшая субмарина российского флота — К-141-«Курск» со 118 подводниками на борту. Катастрофа произошла из-за взрыва испытательной торпеды. По меньшей мере 23 человека остались живы, когда лодка уже легла на дно, и нет уверенности, что для их спасения было сделано все

Огромную лодку именуют «атомным подводным ракетным крейсером». На учениях «Курск» ведет торпедную стрельбу, испытывая новую скоростную модель «Шквал», и с моряками в море вышел представитель завода-изготовителя торпед. 12 августа в 23:44 в районе, где находится подлодка, — такой сильный взрыв, что его фиксируют сейсмослужбы Норвегии. В установленное время «Курск» не выходит на связь. Его отправляется искать группа кораблей, которую возглавляет командующий Северным флотом адмирал Вячеслав Попов. Под утро 13 августа, в 4:51, подлодка найдена недвижимой на грунте на глубине 108 метров. В 7:15 министр обороны Игорь Сергеев докладывает о случившемся президенту Владимиру Путину, отдыхающему в Сочи. Тот спрашивает: нужна ли какая-то помощь? Министр заверяет, что с ситуацией справятся.

Почти за 15 лет после Чернобыля с гласностью о технокатастрофах лучше не стало — учения названы успешно завершенными. Лишь в 11 часов 14 августа командование ВМФ делает первое публичное заявление: «Курск» лег на дно. Сказано, что с лодкой поддерживается радиосвязь (ее нет с позавчера). Потом — что связь идет через перестукивание и опасности для жизни экипажа нет — аппарат «Колокол» подает на лодку топливо и кислород (полные небылицы). Между тем при осмотре со спускаемых аппаратов узнают: подлодка воткнулась в дно под углом 40 градусов, весь нос разворочен, а всплывающая спасательная камера выведена из строя.

15 августа в район бедствия приходят флагманский крейсер «Петр Великий» и еще почти 20 кораблей В штабе Северного флота опять говорят про перестукивание и что экипаж жив, но неизвестно — есть ли раненые. Любому слушателю советских новостей со стажем известно: если у нас, путаясь в подробностях, говорят невнятицу, но заверяют, что худшего не случилось, — значит оно-то и произошло. Заявлено, будто на лодке 103 человека, но списки секретны. Журналисты опубликуют их. купив за 18 тысяч рублей. В Североморск прилегают специалисты КБ «Рубин» — разработчики подлодки этого типа. Главный конструктор признает: кислорода в лодке хватит на 5-6 дней. Значит, осталось двое-трое суток. Страна живет по календарю этого обратного отсчета.

16 августа Путин из Сочи, назвав ситуацию критической, заверяет: «Флот располагает всем необходимым арсеналом средств спасения». 16, 17, 18 августа — безрезультатная работа российских спасателей. Глубоководный аппарат «Приз» не может даже проникнуть к лодке. 16-го командующий ВМФ адмирал Владимир Куроедов говорит, что Россия примет любую помощь Запада. 17-го к месту трагедии направляются два норвежских судна. При этом государственные СМИ России разрабатывают версию столкновения «Курска» с натовской подводной лодкой, рыскавшей у наших рубежей. 18 августа Путин возвращается в Москву. Еще есть кому публично усомниться — стоило ли, узнав о ЧП, 6 дней оставаться в Сочи (по ТВ шли соответствующие отчеты). Президент объясняет, как сперва подумал сразу же рвануть к североморцам, но не захотел мешать профессионалам заниматься своим делом. Вечером-ночью 19-20 августа до места доходят норвежские корабли. 20-го их водолазы разблокировали вентиль спасательного люка, но в лодку проникнуть не могут. Норвежцы на месте изготавливают инструмент. 21 августа около 13 часов — это девятые сутки — вскрыт люк 9-го отсека: внутри вода. Спасать некого. В 17 часов гибель экипажа подлодки «Курск» подтверждают официально.

22 августа Путин прилетает в Североморск и в Доме офицеров гарнизонного поселка Видяево встречается с родными погибших. Это самый трудный разговор его президентства. Невозможно сказать, что именно случилось с подлодкой, еще труднее отвечать на выкрики: «Почему сразу не позвали иностранных специалистов?!», «Уже было видно на второй день, что ничего не получается, а норвежцы пришли и за 8 часов сделали!». Путин говорит про компенсации — большие по российским меркам деньги (прежде выплат как системы вообще не было), переселение семей в центральные районы. От президента требуют отменить завтрашний траур — люди не хотят верить в гибель родных. Снова кричат: почему не спасли?! Путин признает напрасными надежды на штатные аварийные средства, а потом срывается: «В стране нет ни шиша!» И последний аргумент: «За те 100 дней, которые я являюсь президентом, я готов ответить. За все остальные 15 лет я готов сесть с вами на одну скамейку и задавать вопросы другим» (неофициальная магнитозапись не опровергнута).

26 августа подписан указ о посмертном награждении: командир «Курска», капитан первого ранга Геннадий Лячин — Герой России, все члены экипажа — орден Мужества. Теперь их список не секретен. В сентябре у Путина визит в США, в студии CNN главный телеинтервьюер мира Ларри Кинг спрашивает в прямом эфире: — Что случилось с вашей подводной лодкой? Путин почти с усмешечкой: — Она утонула. Наверное, это от стремления уесть американца — а то сам не знаешь! Но смотрится это «накося-выкуси» жутко — случай проявить находчивость уж очень неподходящий. Фраза станет известна наравне с «мочить в сортире» — мол, Путин беспощаден и к врагам, и к своим.

Подъем тел планируют на октябрь-ноябрь, самой лодки — в следующем году. 26 октября водолазы, осматривая погибших, выясняют: после взрыва люди в 6, 7, 8, 9 отсеках были живы. В кармане командира 9 отсека Дмитрия Колесникова находят предсмертную записку. Указано время: на одной страничке 13:15, на другой — 15:15; уже 8-10 часов, как «Курск» найден на дне, и корабли Северного флота буквально над ним, в 100 метрах с небольшим.

Все тела, однако, сразу поднять не удастся. Все работы будут проведены через год. Тогда же признают: взорвалась выпускаемая торпеда, а от нее остальные боезаряды в первом отсеке. Уголовное дело прекратят за отсутствием состава преступления.