Вторая чеченская война

Начатые в прошлом году как контртеррористическая операция военные действия в Чечне уже официально называют войной. Идет она удачнее первой, но по окончании «войскового этапа» результат — что и пять лет назад: партизанское сопротивление чеченцев не слабее армейского

Вторая чеченская война

Быстрое продвижение федеральных войск в глубь Чечни обеспечивает подъем рейтинга Владимира Путина перед президентскими выборами. Настроение: воюем заново, исправляя «черновик» первой войны. Кто главный победитель — понятно: по ТВ даже показывают, как староста села Веной выносит федералам портрет Путина — будто хлеб-соль. Принимая дар, главный герой-генерал второй кампании Геннадий Трошев отвечает: — Мы тоже надеемся, что президентом России будет Путин. Говорят, есть план победить ко дню голосования 26 марта. Но блицкриг — только до осады Грозного. Чеченскую столицу удается взять после полутора месяцев боев, хотя кажется — там с первой войны не осталось камня на камне. Причем сепаратисты еще в силах совершать прорывы: в начале января они на несколько дней возвращают себе Шали и Аргун, а в марте две недели идут бои за захваченное полевым командиром Русланом Гелаевым село Комсомольское. В марте же несут крупные потери направленные в Чечню из российских городов подразделения ОМОНа: 2-го — отряд из подмосковного Сергиева Посада, 29-го — отряд из Перми.

Впервые с советских времен есть правильное и неправильное освещение войны. Точка зрения, отличная от официальной — антипатриотична, критика действий властей — предательство. Информационная война в мире снова проиграна, и вдвойне злят россияне-работники западных СМИ: пятая колонная, клевещут за иностранные серебряники. Корреспондента радио «Свобода» Андрея Бабицкого сначала арестовывают как пособника боевиков, потом государство передает своего гражданина — вроде бы по его просьбе — бандитам в обмен на трех пленных солдат, а потом журналиста снова арестовывают в Махачкале. Чины Минобороны в эфире объясняют, как должна «заблудшая овца» родину любить.

При уничтожении каждого полевого командира говорится, что он «известный», но 12 марта в поселке Новогрозненский захвачен и доставлен в Москву один из действительно знаменитых главарей — Салман Радуев. Захватчика Кизляра и Первомайского в плену побрили, и он — как Черномор без волшебной бороды — кажется совсем не страшным: щуплый, нездоровый подросток. Известно, что Шамиль Басаев, выходя из окружения, подорвался на мине и ему ампутировали стопу. Но и он, и Аслан Масхадов, и Хаттаб в строю и, как прежде, недосягаемы: территория горной Чечни федеральными силами контролируется не полностью. 20 апреля объявляют об окончании войсковой операции — видимо, по официальной терминологии, теперь уже не война идет, а наводится полицейский порядок. Но привычные боевикам партизанские вылазки наносят урон не меньший, чем открытые столкновения. У населения России нет сомнений по поводу происходящего в самой горячей точке. Даже военные признают: для замирения нужны годы и годы.

11 июня главой администрации Чечни президентским указом назначен муфтий Ахмад Кадыров — первый видный деятель масхадовского режима, перешедший на сторону федералов.

Басаев в Дагестане. Начало новой войны 1999

С начала августа федеральные войска полтора месяца воюют в Дагестане со вторгшимися туда чеченскими отрядами, а затем переходят границу Чечни. Это пролог новой большой кавказской кампании, которую пока стараются не называть войной

Кизляр — Первомайское 1996

9 января отряд чеченских боевиков во главе с Салманом Радуевым атакует аэродром федераль-ных сил и захватывает заложников в больнице дагестанского города Кизляр. Власти явно хотят взять реванш за свой провал в Буденновске, но контртеррористическая операция заканчивается даже большим позором

Буденновск 1995

Чеченская война вырывается за пределы Чечни. Происходит первый массовый захват заложников отрядом боевиков: в Ставропольском крае. Страна узнает адрес самой страшной беды — город Буденновск и имя самого страшного злодея — Шамиль Басаев

Убит Ахмат Кадыров 2004

9 мая во время праздника на грозненском стадионе «Динамо» террористы взрывают трибуну для почетных гостей. Погибает президент Чечни Ахмат Кадыров. Ожидали, что республику возглавит его сын Рамзан, но ему лишь 28 лет, и Москва делает промежуточный ход, приводя к власти шефа чеченского МВД Алу Алханова