Русские в Прибалтике

У России, руководство и либеральная общественность которой активно выступала за независимость прибалтийских стран, в отношениях с Латвией и Эстонией надолго возникает болезненная проблема — права «русскоязычного населения»

Русские в Прибалтике

Из прибалтийской троицы только в Литве титульная нация составляет абсолютное большинство населения. Литовцам не о чем беспокоиться, и по «нулевому варианту» гражданство страны получают все проживавшие в ней на момент обретения независимости. В Латвии русские — 30% населения, в Эстонии — почти столько же, а в индустриальных центрах двух республик они составляют большинство. Национальное руководство боится «пятой колонны»: инородцев, не знающих языка, не укорененных в «стране пребывания», и обычно — поклонников СССР. Мол, как могут «оккупанты» определять судьбу страны?

В Латвии и Эстонии всегда жили значительные русские диаспоры — гражданство сразу дают только тем, кто имел его до 1940 года, и их потомкам. Остальных считают наследием советской принудительной ассимиляции, растворявшей коренное население. Особенно плохое отношение к военным отставникам — ведь это их штыки не давали уйти из Союза. В результате до трети населения не могут голосовать на выборах, состоять на госслужбе, продавать и покупать недвижимость и т.п. В 96-м латвийский Сейм принимает в первом чтении закон о преподавании в русских школах на латышском языке. Эстонские власти ограничивают срок действия советских паспортов, дающих право временного проживания, и не намерены потом давать вид на жительство 400 тысячам русских.

Москва грозит санкциями и взывает к мировой общественности. Проблемой заняты Совет Европы и ведомство комиссара ООН по делам беженцев: какими бы ни были резоны, массовое поражение в правах — немыслимо. Эстония под давлением вскоре идет на уступки, Латвия упирается дольше. Каждый этап «натурализации» будет новым раундом борьбы. Дело таки дойдет до российского бойкота кильки, шпрот и балтийских транзитных маршрутов. Межгосударственные и межнациональные отношения обостряют споры о Второй мировой войне, ее участниках и итогах (см. «Бронзовый солдат в Таллине», 2007). Но сами «русскоязычные» из Прибалтики не поедут: лучше быть человеком второго сорта на чужбине, чем беженцем на родине. В конце следующего десятилетия почти одновременно Америка впервые выберет президентом черного, а Рига мэром — русского.