Эстрадные дуэты

В размерах от конферанса между концертными номерами до сольного вечера процветают эстрадные дуэты. Их еще называют сатирическими, хотя они — юмористические. Артисты разговорного жанра представляют сценки из жизни и напевают под собственный аккомпанемент

1920-х годах один артист в эстрадном дуэте изображал старый мир, другой — новый. Грубая конфликтность давно неуместна, напарники теперь беззлобно балагурят, вышучивая отдельные недостатки. Александр Шуров и Николай Рыкунин лирично-иронично мурлычут под фортепиано:

Не родись красивой,
А родись с квартирой —

вот, мол, каких невест ищут сейчас женихи. Куплетисты Вениамин Нечаев и Павел Рудаков выступают с гитарой и концертино, восьмигранной гармошкой. Первый бойко выкрикивает:

Носит год жена сандалии
И подметки не отстали!

Второй мрачновато заключает:

А фасон у сандалет
Отстает на десять лет.

Неизменный проигрыш «ту-ту-ту-у-ту-ту» дает публике время посмеяться. Самым характерным выглядит дуэт Тарапуньки и Штепселя — киевлян Юрия Тимошенко и Ефима Березина. Тексты у них не острее, чем у коллег, но мечтательный Тарапунь-ка говорит по-украински, а резонер Штепсель — по-русски, отчего возникает особый комический эффект. Лев Миров и Марк Новицкий, первые звезды советского телеюмора, разыгрывают в передачах с Шаболовки сценки-анекдоты. Например, про начинающего спортсмена-любителя, который, купив велосипед, пока только водит его по улицам за руль.

Главными мастерами дуэта слывут супруги Мария Миронова и Александр Менакер, в их репертуаре — целые спектакли-представления. Любимые темы: отношения мужа и жены и воспитание детей. «Дела семейные, семейные дела! — с апломбом начинает вечер Менакер. — И как же жаль, что нас так часто огорчают вот эти самые семейные дела!» Миронова убедительна в амплуа советской барыни — дорого одетой и украшенной драгоценностями дамы, помыкающей высокооплачиваемым мужем.

В жизни — счастливая благополучная пара, на сцене Миронова и Менакер изображают скандалистов и разводящихся. А порой — чересчур чадолюбивую мамашу и избалованного ею великовозрастного сынка. Песенка из пролога этого спектакля звучит самопародией:

Писатель Зискинд лично знал
И маму, и дитя.
Про них он пьесу написал,
Печальную слегка.
Он свой литературный труд
«Сыночком» окрестил.
Мы этот труд сыграем тут
Сейчас по мере сил.

Только среди тоски официальной совкультуры при совсем неутоленном голоде на легкий жанр формат «шерочка с матери кой» можно принять за развлекательный.

Телевидение на Шаболовке 1956

С середины 1950-х, став массовым, телевидение оформляется в особое медиа. Его дикторы — новые всесоюзные звезды, вхожие в каждый дом