Дядя Стёпа

22-летний Сергей Михалков публикует первую из своих поэм про Дядю Стёпу, москвича огромного роста. Герой потом станет образцовым милиционером, а автор — образцовым деятелем литературы

Советский Гулливер — идеал всемогущего взрослого: огромного роста, сильный, смелый, всех выручает. «Дядя Стёпа в этот раз утопающего спас» — сказано про очередной подвиг великана. А еще он снимает с проводов воздушного змея, предотвращает крушение поезда, спасает от пожара голубей и в большом и малом подает пример детям: «чистить зубы Дядя Стёпа никогда не забывал». Вприпрыжку скачут веселым хореем эпизод за эпизодом — каждый на страницу с картинкой. Порой иллюстраторы придают Дяде Стёпе сходство с самим Михалковым — очень высоким длинношеим мужчиной. Дебютант сразу входит в число лидеров детского жанра. Вскоре он сочинит еще несколько таких же бойких опусов для чтения малышам вслух: «А у нас в квартире газ! А у вас? А у нас водопровод! Вот!» и «Красота, красота, мы везем с собой кота» (в песенке будет «Тра-та-та, тра-та-та»). Многократно переизданного и уже экранизированного в мультипликации «Дядю Стёпу» Михалков в войну допишет: герой, призванный во флот, «ранен был немножко, защищая Ленинград». В 1950-х демобилизованный ветеран поступит в МВД и в поэме «Дядя Стёпа — милиционер» будет помогать согражданам уже профессионально.

В своей «взрослой» деятельности Михалков — верноподданный стихотворец и литчиновник: басни про советский патриотизм, песня «Партия — наш рулевой», киножурнал «Фитиль», многолетнее руководство Союзом писателей РСФСР. Но даже михалковский текст сталинского государственного гимна с версиями для Брежнева и для Путина окажется брендом не сильнее «Дяди Стёпы».