Киноэпопея «Освобождение»

Действие начинается со второй половины войны — она сразу победоносная. Жанр киноэпопеи мобилизует два советских военных округа, привлекает сотни единиц бронетехники и вспомогательные силы пяти стран-союзниц, требует сложного грима исторических лиц.

Режиссер Юрий Озеров по сценарию Юрия Бондарева и Оскара Курганова мощно повествует о череде советских наступлений: заседает ставка Верховного главнокомандующего, движутся стрелки на картах военных действий, в панорамных съемках с воздуха им соответствуют клинья танковых атак, а основную частную сюжетную линию ведет охрипший комбат Цветаев в исполнении Николая Олялина. За лирику в редкие минуты затишья отвечает роль Ларисы Голубкиной (медсестра Зоя), а осовремененного Васю Теркина играет Михаил Ножкин: перед штурмом рейхстага уже не под гармонь, а под гитару он споет свою песню «Последний бой — он трудный самый».

После 15-летнего перерыва на экране появился Сталин — ветераны идут в кино, чтобы увидеть его снова, молодые поколения — чтобы впервые (старую хронику все эти годы тоже не показывали). Замявшись на 20-летие Победы с политической реабилитацией, к четвертьвековому юбилею решились на киношную. В последних прижизненных фильмах о себе Сталин был как бы русским в исполнении Алексея Дикого. В «Освобождении» актер Бухути Закариадзе — как поначалу Михаил Геловани — снова изображает явного грузина. Публика дивится силе акцента и величественной медлительности жестов. Сталина много, но он только курит, прохаживается и спрашивает: «А что па этаму поваду думает таварищ Жюкав?»

Жуков в игровом кино вообще впервые. Здесь и далее его бессменно будет играть Михаил Ульянов. Жукова даже больше, чем Сталина. По образцу фильмов 30-х годов про революцию, киноэпопея соблюдает канон двух вождей. Сталин — это Ленин Великой Отечественной, а Жуков — ее Сталин. Мудрый стратег и тот, кому все это делать. Один предложил назвать операцию «Багратион», другой под этим названием освободил Советскую Белоруссию.

Постоянным Гитлером советского кинематографа отныне будет Фриц Дитц (ГДР) — фюрера тоже неожиданно много; усиливая эффект «все так и было», не только он говорит в фильме по-немецки с закадровым переводом, но и по-английски — Черчилль и Рузвельт, хотя их играют советские актеры. Запоминаются Конев, Рокоссовский и Ватутин, но всего — с разной степенью портретного сходства — действует свыше сорока исторических персонажей, и их на экране подписывают: фамилия и должность. Место находится даже для руководителей профильного ведомства — есть небольшие роли тогдашних министра обороны Гречко и начальника главного армейского политуправления Епишева.

Утвердив праздничный взгляд на Победу, фильмы «Освобождение. Прорыв» и «Освобождение. Огненная дуга» собирают 50 млн зрителей — они рекордсмены годового проката. Затем выйдет еще 3 фильма: «Направление главного удара», «Битва за Берлин», «Последний штурм». За киноэпопею дадут Ленинскую премию.