Клинтон и Моника

Мир сначала с азартным интересом, а потом с усталым раздражением следит за скандалом вокруг самого знаменитого служебного романа современной истории. Президент Соединенных Штатов Америки Билл Клинтон занимался в Белом доме сексом со стажеркой Моникой Левински, и об этом стало известно. Страна влиятельнейшей прессы, буквоедского правосудия и пуританских нравов проводит долгое разбирательство, делая все человечество его свидетелем

Клинтон и Моника

Моника Левински, студентка-психолог из Портленда, штат Орегон, стажировалась в аппарате Белого дома в июле 95-го — апреле 96-го. Потом поступила на работу в Пентагон, американское Минобороны. Там познакомилась со зрелой леди Линдой Трипп, которая раньше тоже работала в Белом доме. Младшая подруга доверяет старшей свои сердечные тайны — и ту, о которой она молчала два года: у нее был роман с главой государства. Дамы часами говорят по телефону, и Линда записывает 37 кассет откровений ничего не подозревающей Моники.

Кассеты передаются прокурору Кеннету Старру, который когда-то пытался обвинить чету Клинтон в махинациях с земельными участками. Тогда ничего не вышло, зато теперь есть шанс отомстить обоим. Трипп не сразу нашла правильного слушателя пленок — другая следственная бригада уже спрашивала мисс Левински про мистера Клинтона и, по наущению президента, Моника сказала, что ничего у них не было. Старр грозит бедной девушке привлечением за лжесвидетельствование, а потом гарантирует неприкосновенность за правдивые показания.

После утечки информации Клинтона спрашивают на очередной пресс-конференции — действительно ли у него был секс со стажеркой? В присутствии жены Хиллари президент отрицает измену. Но потом в прессу льются материалы следствия Старра. Моника давно была влюблена в моложавого Клинтона — да мало ли у него безвестных демократок-поклонниц! Но она попала в Белый дом на стажировку Ей по службе случалось сталкиваться с президентом, она ему открылась и он — о чудо! — ответил ей взаимностью. Общественность требует доказательств, а на самом деле жаждет подробностей. И они последуют — редакции ведущих газет станут говорить, что их свежие номера надо доставлять в черных конвертах как порножурналы. А это еще и передается в прайм-новостях на ТВ, во время семейного просмотра.

Президент США склонил стажерку Монику к оральному сексу — сообщение, взрывающее мировые массмедиа. Дело происходило в Овальном кабинете — убийственное уточнение. На Монике было синее платье, и на него попали капли спермы главы государства. Платье предъявлено — вопреки американским правилам его все два года не сдавали в чистку, и пятна легко различимы, слабонервных просим не смотреть. Скороговоркой романтическое послесловие: Моника подарила президенту галстук, а он ей — томик стихов Уолта Уитмена.

Скандал до небес. Овальный кабинет теперь называется оральным. Американские журналисты поясняют: все потому, что помещения Белого дома просматриваются камерами наблюдения, один хозяин сидит не под глазком. И у Билла с Моникой никакой постели быть не могло, только не раздеваясь, почти как в подъезде. Можно сказать, осквернен главный офис в мире! Как теперь в Овальный кабинет будут заходить главы иностранных государств? Оглядываясь: и где это здесь, интересно, Билл, не отходя от рабочего места? Скандал называют «зиппергейт» — по-русски: «ширинкагейт».

Правда, выбор, сделанный гослидером, не впечатляет: толстоватая простушка с лошадиным оскалом. Выглядит старше своих лет. Явно сама добивалась, а теперь жалуется. Может, в Америке ей многие и сочувствуют, заграницу откровения Моники в основном злят. Она уже заявляет, что в подтверждение своей правоты готова описать особенности пениса Клинтона. Адвокат президента поспешно заявляет, что у пениса его доверителя нет никаких особенностей. Клинтон наконец признается в своих «неподобающих отношениях» и просит прощения у Конгресса и народа Соединенных Штатов.

Республиканскому большинству парламента извинений мало — затеян процесс импичмента. Президента хотят отставить от власти не за измену жене, а за то, что он соврал, когда его спросили про Монику. Хиллари Клинтон труднее всех — известно, что ей, умнице-юристке, муж обязан своей карьерой. Она сделала его президентом США, а он чем отплатил? И совсем унизительно: жене Билл тоже когда-то дарил томик Уитмена. Но железная женщина встает на защиту мужа-ходока — мол, мы сами в семье разберемся.

Для России — история дикая. Какие могут быть бесплатные помощники в Кремле (Моника сначала работала волонтером) или студентки-практикантки? И все остальное немыслимо. Традиционный русский деловой этикет распространяет начальственное право господина на весь низовой женский персонал. Конторский сленг давно соединил понятия «проститутка» и «секретарша» в «секретутка». И теперь из-за такой всю страну и полмира на уши ставить? А чтобы начальник ей Блока дарил? А жене?!

У самих американцев — богатая традиция: любвеобильны были великие президенты Рузвельт и Кеннеди, притом что нация боготворила их Элеонору и Жаклин (именно демократы славятся нестойкостью — и вот опять!). Рейтинг Клинтона остается высоким — 60%. Скандал затянулся, народ привык, что глава государства — ловелас. Еще полтора месяца парламентских дебатов, и надоевший импичмент не проходит.