Сталинская архитектура

По проекту Ивана Жолтовского в самом центре Москвы, на улице Моховой воздвигнуто помпезное здание с исполинскими колоннами. Это палаццо — манифест «новой-старой» архитектуры, сталинской по времени правления и личным вкусам правителя

Сталинская архитектура

Дворец строился жилым, с элитными квартирами, но его отдали под посольство США, а после войны сюда въедет объединение «Интурист». Пожилой мастер, академик архитектуры с 1909 года, Жолтовский давно преклонялся перед наследием итальянского зодчего XVI века Андреа Палладио. И вот увлечение буквально пришлось ко двору — неоклассицизм становится советским придворным стилем. Родина революции отказывается от революционной лапидарности архитектурного авангарда — СССР вступает в пору державной зрелости, которая утверждает себя в пышных формах. Палаццо Жолтовского называют «гвоздем в гроб конструктивизма». Новостройка выглядит будто бы старше не только соседней модернистской гостиницы «Националь», законченной в 1903 году, но даже «послепожарного» русского ампира стоящего напротив Манежа постройки 1817 года. На самом деле заказывать дома «под старину» и «чтоб как царский» — вкус сутубо буржуазный, и даже неразвитый нуворишеский, ждущий завистливого восхищения обывателей: «Живут же люди!» Но теперь такой 20 лет будет «социалистическая архитектура».

Одним словом стиль не определить. Это вообще ретроспективизм, «творческое освоение наследия»: Античности, Возрождения, а из отечественных периодов — александровского ампира и николаевского классицизма. Причем нельзя брать за образец какое-то одно течение — это значит «слепо копировать». А в союзных республиках еще надлежит «вплетать национальные мотивы». Выходит пестрая комбинация из «лучших традиций», хотя понятие «эклектика» служит ругательством.

Сталин занялся архитектурой начиная с конкурса Дворца Советов: выбрал самый циклопический проект и велел еще увеличить и украсить. Генплан Москвы явит «образцовый социалистический город», где сталинская эпоха «застынет в камне» на улице Горького, Ленинском проспекте, на Садовом кольце и, конечно, в семи высотных домах. Долгожитель Жолтовский войдет в историю классиком этого монументализма. Советское палладианство пышно цветет в его позднейших работах: доме работников НКВД «с башенкой» на Смоленской площади, в парных, наподобие въездных ворот, зданиях на площади Калужской заставы и в перестроенном столичном ипподроме. Во множестве городов стоят типовые храмы-кинотеатры Жолтовского (в Москве это «Слава», «Буревестник» и «Победа»). Потом «архитектурные излишества» осудят, но ведь не снесут, и они останутся памятниками «стремлению к красоте».

Дворец Советов 1933

Выбран проект Дворца Советов — самого большого здания в мире с колоссальной статуей Ленина на крыше. Так и не построенный, гигант в виде макета будет четверть века считаться абсолютным архитектурным шедевром и символом социалистического строя

Генплан Москвы 1935

Определено, каким именно «образцовым социалистическим городом» должна стать Москва. Похоже на советский имперский Петербург: столица с широченными проспектами и множеством громадных присутственных и жилых зданий, стоящая на могучей реке

Сталинские высотки 1952

В Москве построены первые высотные здания. Хотя никаких других нет и не будет, высотки назовут сталинскими. Они — главный памятник эпохи

Архитектурные излишества 1955

Объявив прежний архитектурный стиль «украшательским», власть намерена вести впредь почти только типовое строительство эконом-класса. Однако население, в том числе и элита, будет предпочитать квартиры в «сталинских» домах