Фейсом об тейбл

Заря отечественного билингвизма: в примодненной русской речи мелькает множество английских заимствований, которые впервые образуют игру слов на двух языках

Современные англицизмы пошли со стиляг-«штатников». С тех пор язык стратегического врага (в СССР английский воспринимается скорее как американский, чем британский) распространился на все модные сферы. Он — на ставших фетишем «лейбаках» (см. «Джинсы за 150 руб.», 1975), на «фирменных» пластинках и электронике, на этикетках импортных продуктов и напитков и т.п.

Можно сказать, что рубашка хлопковая, но «коггоновая» звучит лучше. Герла и мэн, шузы и трузера достались от стиляг и уже отмирают. Но общеупотребительно — «хаза», особенно если квартира — съемная. Вечерами на ней собирается пипл, чтобы, встряхивая хаером, фанатеть от музыки и восклицать «супер!». Причем неистовые поклонники музыки — чаще фаны, а ярые футбольные болельщики — фанаты.

Словари из свежих заимствований признают усвоенным русским языком только «фифти-фифти». Ревнителей чистоты родной речи приводят в ужас качественно новые адаптации вроде оборотов «фейсом об тейбл» и «всё хоккей».