Поет Муслим Магомаев

Выступление в программе дней азербайджанской культуры в Москве приносит мгновенную и сокрушительную популярность Муслиму Магомаеву. Главная эстрадная звезда эпохи станет первым в СССР настоящим поп-идолом

Поет Муслим Магомаев

20-летний дебютант поет сразу все: идейный реквием «Бухенвальдский набат», неаполитанские песни, популярные арии, советские и западные шлягеры. И все поет громовым оперным голосом, с невиданной на советской эстраде страстью. Темперамента жгучего красавда-брюнета уже в юном возрасте хватает на концерт в двух отделениях с третьим — щедрыми бисовками, когда Магомаев сам садится за рояль, наяривая хиты, с которыми не справляются аккомпаниаторы.

Страна ошеломлена. Поклонницы рыдают от счастья в залах и у служебных выходов, конная милиция одерживает толпы перед стадионами, сладкие фото Муслима в бабочке газетные киоски продают сотнями тысяч. Наряду с куплетами Мефистофеля и каватиной Фигаро Магомаев поет написанные для него композитором Арно Бабаджаняном первые советские твисты «Королева красоты» и «Лучший город Земли» и первый советский шейк «Шагает солнце по бульварам». Магомаев — официально поощряемая мода: к нему благоволит министр культуры СССР Фурцева и власти родной республики. Самый знаменитый в стране азербайджанец — любимец телерадиоэфира, пластинки выходят одна за другой, о его учебе в Бакинской консерватории и стажировке в миланской Ла Скала сообщают газеты и кинохроника, он станет самым молодым в истории народным артистом СССР (в 31 год, 1973).

Только с заводным рефреном «ла-ла-лай» (пропеваемым расставив ноги и распахнув руки) Бабаджанян и Магомаев выпускают три шлягера: «Сердце на снегу», «Свадьба», «Чертово колесо». В грохочущий фортепианный каскад превращены итальянский твист «24 тысячи поцелуев», итальянская партизанская «О, балла, чао», русская народная «Вдоль по Питерской». На концертах эти огневые номера чередуются с лирическими признаниями страдающего романтика «Позови меня», «Не спеши». «Мужская верность», «За все тебя благодарю». Исполняя их, Магомаев первым в СССР идеально держится на крупном плане при телетрансляции. Во весь кадр — склоненная голова, веки полуприкрыты, губы, красиво искаженные гримасой сердечной боли, тщательно выводят: «Ты — моя мелодия, я — твой преданный Орфей» («Мелодия») У экранов замирают миллионы зрительниц, и показ «творческого вечера» суперзвезды по первой программе — лучший подарок Центрального телевидения на 8 Марта.

Целое десятилетие Магомаев в одном лице — первый певец, главный герой-любовник и высший законодатель моды.