Generation П

В бывшей самой читающей стране впервые выходит книга, про которую «все говорят», и ее непременно нужно прочесть, чтобы иметь собственное представление. Роман Виктора Пелевина Generation П — портрет современности, которой правят реклама, имиджмейкерство и восклицание «вау!»

Generation П

Самый модный автор принципиально не дает интервью и даже скрывает лицо — есть всего одна-две фотографии. Пелевин описал карьеру Вавилена Татарского, сочинителя рекламы, — ключевой фигуры русского капитализма. Это не «хвост виляет собакой» — собаки вовсе нет, а только туда-сюда крутятся-вертятся рекламные образы. Ельцин, Березовский, Лебедь и прочие главные лица современности, названные в книге своими именами, — тоже виртуальные телеперсонажи, втюхиваемые населению рекламщиками-имиджмейкерами.

Верный признак модного текста — читатели цитируют остроты: кока-колокол и пепси-колокол, храм спаса на pro-V, солидный господь для солидных господ и т.п. Как теперь водится, мат в книге без отточий, непечатным он остался только в периодике. Поэтому рекламные стишки Вавилена «На Восьмое марта Мане / Подарю кольцо Де Бирс / И сережки от Армани — / То-то будет заебись» — не ругательство, а цитата из классики.

Посвященный памяти среднего класса (погибшего при дефолте), Generation П — бестселлер для менеджеров младшего и среднего звена, богемы, студенчества и прочих пользователей Интернета. Узок этот кружок любителей российской словесности. Книжный гипер-супер-мегауспех-1999 — это выпущенные издательством «Вагриус» в общей сложности 170 тысяч экземпляров романа Пелевина, а прежде стандартный тираж тома прозы в издательстве «Советский писатель» составлял 200 тыс. экз.

Дефолт 1998

17 августа российское государство фактически объявляет себя банкротом, сообщая заинтересованным юридическим и физическим лицам: кому должен — прощаю. То же оно разрешает сделать российским банкам. Понятие «дефолт» население усваивает и усиливает: «полный дефолт»