Вичугский бунт

Забастовки в текстильной Ивановской области перерастают в мятеж. Власти идут на уступки, улучшая снабжение рабочих и разрешая закрытые было рынки

Вичугский бунт

Райцентр Вичуга семь лет назад образовали из нескольких рабочих поселков — центров текстильной промышленности с царских времен. 1 апреля 1932-го ткачам резко снижена месячная выдача хлеба по карточкам: рабочим с 12 до 8 кг, иждивенцам (старики и дети) — с 8 до 4 кг. После 15 лет советской власти жить стало явно хуже, чем до революции. Фабрики начали бастовать с 6-го, а к 9 апреля в Вичуге и окрестностях работу бросили до 20 тысяч человек. Забастовщики избивают на проходных заслоны партийно-комсомольского актива и ставят свои пикеты.

В цехах они отключают машины, выгоняя коллег, которые не присоединились к стачке. 10 апреля митингующую толпу на площади перед горсоветом пытается разогнать конная милиция. Рабочие отбивают атаку камнями, а потом захватывают здания горотделов НКВД и ОГЛУ и горкома партии. Некоторые правоохранители и «руководящие работники» избиты до потери сознания. Открыв огонь, чекисты вернут контроль над административными учреждениями, но в руках восставших остается вокзал. В Вичугу присылают милицейские подкрепления, здесь вводят комендантский час. Из райцентра и нескольких текстильных поселков выходят колонны «голодных походов» на областной Иваново-Вознесенск, но дойти до цели им не дадут.

12-13 апреля в Вичуге находится секретарь ЦК ВКП(б) Каганович. Он призывает бастующих вернуться на фабрики, обещая рассмотреть их требования. Возвращают прежние карточные нормы, поставки хлеба увеличены. Заводят подсобные хозяйства при предприятиях, рабочим выделяют участки под огороды, в городе опять откроют базар — «колхозный рынок». Когда Каганович вернется в Москву, в столице уже 20 апреля восстановят первый рынок — Тишинский. «Очаги» частной купли-продажи разрешат по всей стране.

Достоверно известно об одном убитом вичугском рабочем и нескольких раненых. К ответственности привлечены 32 бунтовщика, но наказывают их сравнительно нестрого — в основном ссылками. Как не справившиеся, со своих постов сняты все начальники города и области. Уже в 1937 году глава НКВД Ежов припишет организацию забастовки «правым» — то есть «бухаринцам» (см. «Большой террор»), и в числе прочих будет расстрелян нарком легкой промышленности СССР Любимов, организатор дореволюционного рабочего движения ивановских текстильщиков.

Каганович 1932

Вторым человеком в СССР на несколько лет стал Лазарь Каганович. Самый верный Сталину соратник занимает множество партийных и государственных постов, решая главные задачи дня

Отмена частной торговли. Всесоюзная карточная система 1931

Вместо торговли в СССР теперь — снабжение. Изощренная система карточек регламентирует: кто, где, что, сколько и почем может купить из продуктов и промтоваров

Большой террор 1937

Полтора года под грохот пропаганды бушует непрерывная кампания репрессий. Начавшись с процесса против бывших вождей, государственный террор распространится на местную номенклатуру, армейскую верхушку, «социально чуждых» горожан, «недобитых» кулаков, на священнослужителей и национальные диаспоры. Фантастические обвинения в разных лево-правых «измах» и работе на империалистические разведки невозможно повторить без бумажки, имеет хождение обобщенное понятие «враг народа». 1937 год останется в отечественной истории мрачным символом — почти как 1941-й

Ежов 1936

Два года возле Сталина находится новый «ближайший соратник». Немедленно создан культ очередного «стального наркома», беспощадного борца с «врагами народа». Вознесенный на высшие посты герой потом бесследно исчезнет