Каганович

Вторым человеком в СССР на несколько лет стал Лазарь Каганович. Самый верный Сталину соратник занимает множество партийных и государственных постов, решая главные задачи дня

Каганович

Это второе поколение вождей, поднятое со средних должностей на высшие уже лично Сталиным. Бывший руководитель Нижегородской и Воронежской губерний и уполномоченный ЦК по Туркестану, Каганович взят в Москву сразу после избрания Сталина генсеком, в 1922 году. Соратник возглавляет орготдел ЦК, строя партаппарат и расставляя верные хозяину кадры номенклатуры. В 1924-м Каганович — уже секретарь ЦК, а со следующего года пять лет правит Украиной, проводя советизацию второй по значению республики. Потом Сталину стала важнее Москва, и суперуправленец переведен в первые секретари столичного горкома и обкома со статусом секретаря ЦК и члена

Политбюро. Каганович — фактический соавтор и главный исполнитель генплана «образцового социалистического города», он заседает во внешнеполитической комиссии Политбюро, руководит транспортной комиссией и создает сельхозотдел ЦК — политического надсмотрщика МТС и совхозов. В критическом 1932-м эмиссаром из центра выезжает на российский Кавказ и там, ломая сопротивление коллективизации, ссылает на Север целыми станицами. Для мастеров «большевистского натиска» оправдано любое насилие, и в первой половине 1930-х Кагановичу в этом нет равных.

Должности все прибавляются: теперь он еще председатель комиссий по чистке партии и партконтроля при ЦК ВКП(б). Уезжая в отпуск, Сталин оставляет за себя Кагановича, и года два-три рапорты с мест по адресу «Москва, Кремль» направляются им двоим — такой чести больше не удостоится никто. К XVII партсьезду выпустят первый советский троллейбус, назвав его по инициалам вождя № 2: «ЛК». Именно Кагановичу приписывают уничтожение около 300 бюллетеней, вроде бы поданных против Сталина на этом «съезде победителей». Руководство Наркоматом путей сообщения закрепит за Кагановичем лестную кличку «стальной нарком». НКПС превращен в почти государство: свои вузы, школы, ДК, больницы, санатории, детсады, жилье. Московскому метрополитену присвоят имя Кагановича — он начинал его как столичный правитель, он его и пустил как глава ведомства. Железнодорожники в своем марше поют:

Клянемся тебе мы, родной Каганович,
Что будем везде и всегда
Готовиться к бою и без перебою
Водить по стране поезда.

Но это — начало заката. Сталин найдет нового фаворита — Ежова, и очередное главное дело — Большой террор поручит уже не Кагановичу. Ему останется создавать видимость коллегиальных решений: вместе с другими членами Политбюро визировать после Сталина расстрельные списки и квоты и упреждающе разоблачать в своем НКПС «шпионско-японо-немецко-троцкистско-вредительские» кадры. Каганович еще будет руководить даже несколькими наркоматами разом (а начальником железных дорог его ставили трижды). Но второй человек в правительстве после Молотова — уже не то, конечно. Зато в антиеврейской кампании он не пострадает. После почти 30 лет пребывания в Политбюро (Президиуме) ЦК Каганович будет низвергнут с этого советского Олимпа как участник «антипартийной группы». А потом его собственный выдвиженец Хрущев даже исключит бывшего наставника из КПСС. Персональную пенсию, однако, сохранят, и, согласно легенде, в своей квартире на Фрунзенской набережной почти столетний старик будет продолжать исправлять в газетах тексты постановлений — как будто ему прислали на отзыв их проекты.

Генплан Москвы 1935

Определено, каким именно «образцовым социалистическим городом» должна стать Москва. Похоже на советский имперский Петербург: столица с широченными проспектами и множеством громадных присутственных и жилых зданий, стоящая на могучей реке

Чистка 1933

Весь год в организациях ВКП(б) идет третья и официально последняя генеральная чистка. Из партии исключают 400 тысяч человек — половину всех «изгнанных из рядов» за время таких кампаний

XVII съезд 1934

В конце января — начале февраля проходит очередной партийный форум, который называет СССР «индустриальноколхозной державой». Сперва будет определение «съезд победителей», а потом — «съезд расстрелянных»

Московское метро 1935

15 мая открыто движение по первой линии Московского метрополитена. Построено самое роскошное подземное сооружение в мировой истории — признак «образцового социалистического города» и заветный атрибут столичности для всех советских мегаполисов

Ежов 1936

Два года возле Сталина находится новый «ближайший соратник». Немедленно создан культ очередного «стального наркома», беспощадного борца с «врагами народа». Вознесенный на высшие посты герой потом бесследно исчезнет

Большой террор 1937

Полтора года под грохот пропаганды бушует непрерывная кампания репрессий. Начавшись с процесса против бывших вождей, государственный террор распространится на местную номенклатуру, армейскую верхушку, «социально чуждых» горожан, «недобитых» кулаков, на священнослужителей и национальные диаспоры. Фантастические обвинения в разных лево-правых «измах» и работе на империалистические разведки невозможно повторить без бумажки, имеет хождение обобщенное понятие «враг народа». 1937 год останется в отечественной истории мрачным символом — почти как 1941-й

Безродные космополиты. «Россия родина слонов» 1948

Яростная кампания госпропаганды утверждает русские и советские приоритеты во всех сферах человеческой деятельности. Даже дореволюционные заимствования из-за границы объявлены «низкопоклонством». Космополитами — новыми главными врагами — обычно оказываются евреи, порочащие достижения «наиболее выдающейся» русской нации

Антипартийная группа. Молотов — Маленков — Каганович и примкнувший к ним Шепилов 1957

Десятидневный кризис в Кремле. Старые вожди дают последний бой Хрущеву, собрав большинство в президиуме ЦК. Но он расправляется с соперниками на пленуме, становясь единоличным правителем страны

Хрущёв — первый секретарь 1953

Глава партии — снова ключевой пост в системе советской власти. Заняв его, Никита Хрущев быстро превращается в фактического главу государства