Издали Бунина и «Бесов»

Впервые при «победившем социализме» изданы собрания сочинений классиков-реакционеров: самого проблемного для советской идеологии великого русского писателя XIX века и последнего корифея дворянской литературы, ненавистника большевизма

Классики впервые могут не временами заблуждаться, как, к примеру, Гоголь, а быть принципиальными противниками социализма. Им все равно полагается высшая литературная госпочесть: Достоевскому — 10-томник 300-тысячным тиражом, Бунину — 5-томник 250-тысячным. Такова новая широта идейных взглядов «оттепели». Толкующие ее предисловия советских критиков строги, но великодушны. Да, «Бесы» — «памфлет против русского освободительного движения», а «Братья Карамазовы» — «церковнический роман». Публицистика, очерки и некоторые рассказы Бунина «часто не отличаются от злобных, злопыхательских писаний эмигрантских клеветников». Но, как говорится, «мы их любим не за это». Достоевского — за сочувствие «униженным и оскорбленным» и осуждение «бесчеловечности капиталистического общества». Бунин ценен как «художник слова», в чьих книгах «проникновенно отразилась» русская жизнь его времени.

В Достоевском снисходительных рецензентов не страшит уже ничто: «Вряд ли нуждается сейчас в опровержении клевета на русских революционеров в образе Верховенского». Тем более что «настоящим бесом оказывается бес капитализма». Бунин умер в Париже в 1953-м, и его тексты, видимо, еще таят идейную заразу. Допустим даже редкостный для советского издания эротизм: цикл «Темные аллеи» напечатан полностью, включая рассказ «Руся», героиня которого «стала обвязывать голову косой, подняв руки, показывая темные мышки и поднявшиеся груди, не стыдясь своей наготы и темного мыска под животом». Но в собрание не включена автобиографическая «Жизнь Арсеньева», самое большое произведение Бунина-эмигранта, — может, потому, что герой там зарекается от «идейности». В пяти томах не нашлось места упомянуть, что их автор — единственный тогда русский лауреат Нобелевской премии по литературе. Даже мемуары о Льве Толстом и Чехове даны небольшими фрагментами, а очерк «Третий Толстой» о «красном графе» напечатают через 10 лет в следующем собрании сочинений, 9-томном. Бунинский дневник о жизни в Одессе при большевиках «Окаянные дни» выйдет последним, в угар перестройки — без купюр, с пассажами вроде «Опять в газетах речь Ленина. О, какое это животное!».

Эренбург. «Оттепель» 1954

63-летний классик советской публицистики первым выразил грядущее время: его повесть даст имя новой эпохе

Нобелевский лауреат Бунин 1933

Русскому писателю впервые присуждена Нобелевская премия. В СССР этим очень недовольны: лауреат —обличитель большевиков и эмигрант Иван Бунин

«Красный граф» Толстой 1937

Главным живым писателем-классиком советской страны теперь считается «третий Толстой» русской литературы. У него выходит повесть о Сталине и экранизирован роман о Петре

Застой и перестройка 1986

На XXVII съезде КПСС Михаил Горбачев оценивает предыдущую эпоху и определяет задачи своего правления. Тогда был застой, сейчас — перестройка, которая «по-настоящему раскроет потенциал социализма»