Политковская убита

7 октября в подъезде собственного дома застрелена обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская. На гибель своего обличителя власть предъявляет «алиби от противного»: это не мы, потому что на нас сразу бы подумали. Самое резонансное убийство российского журналиста 2000-х гораздо больше впечатляет мир, чем страну

Политковская убита

Четыре пули настигают Политковскую у лифта ее дома № 8 на улице Лесной. Сорокавосьмилетняя журналистка возвращалась из магазина. Убийство совершено в день рождения президента Путина, что сразу придает преступлению мрачный политический смысл. Политковская, работая с 1999 года в «Новой газете», критиковала власть острее всех в российской печати. В 2004-м в Британии вышла ее книга Putin’s Russia, переизданная затем в большинстве западных стран. В коллективном авторстве понятия «кровавый путинский режим» у Политковской решающий вклад: «За что я невзлюбила Путина? За цинизм. За бесконечную войну. За газ в “Норд-Осте”. За трупы невинно убиенных, сопровождающие весь его первый срок». Самого правителя автор называла реставратором «Советского Союза во всем его махровом коммунистическом гниении 70-80-х годов», политическим пигмеем — «Акакием Акаиевичем Путиным».

Больше всего Политковская занималась Чечней. Писала об убийствах мирных жителей, похищениях людей, о пытках, фильтрационных лагерях. Часто конфликтовала с органами ФСБ и командованием военной группировки. Другого своего главного антигероя, Рамзана Кадырова, журналистка обвиняет в разбое с 2003-го, когда тот возглавлял охрану своего отца Ахмата. После гибели Кадырова-старшего, когда Путин поставил на сына, Политковская сразу назвала это «худшим вариантом» — «Рамзан — человек только войны. И каждый знает в Чечне: Рамзан “славен” жестокостью, наглостью и сильной тягой к бюджетным деньгам». Большой очерк «Центровой из Центороя» (родовое селение Кадыровых) рассказывает о встречах с первым вице-премьером Чечни и явно скорым главой республики. Рамзан предстает «распоясавшимся» — он то «смеется невпопад. Чешется. Выгибается. Подтанцовывает. Поддергивает нелепыми репликами. Идет смотреть себя по телевизору — и очень этим доволен», а то «крайне агрессивен, взведен, бешеный, временами просто визжит». Гостье хозяин дома объявляет: «Ты — враг. Ты — хуже Басаева. Ты должна ответить за это». По собственному признанию, журналистка на обратном пути «рыдала до Грозного», но находит силы на вывод: «Кремль вырастил себе дракончика, и теперь требуется постоянно его подкармливать, чтобы он не изрыгал огонь». За два дня до гибели Политковской Кадыров-младший празднует свое 30-летие — возраст, начиная с которого можно возглавлять российский регион.

Хотя Политковская получила несколько премий лояльного властям Союза журналистов и еще больше международных наград, в России она почти нигде не печаталась, кроме своей газеты со сравнительно небольшим тиражом. Ни разу не участвовала в программах федеральных телеканалов. Теперь, когда ее убийство — первая новость в информационных выпусках, широкая публика даже не знает, о ком речь, — просто седая женщина в маленьких очках, похожая на учительницу. Прокремлевские комментаторы твердят одно: «по-любому, эта смерть не нужна власти», «расправляться с журналисткой в день рождения Путина — это просто нелепо», а Кадыров «сам так часто и нелицеприятно отзывался о Политковской, что нужно быть полным идиотом, чтобы после этого отдавать приказ о ее ликвидации». Порицать популярных у большинства населения Путина и Вторую чеченскую войну — неблагодарный труд, и мученицей за свободу слова Политковскую считают немногие соотечественники. На московскую акцию памяти погибшей — видимо самую малочисленную в Европе — приходит почти только профессиональное сообщество. Говорят, что в России нападают лишь на тех журналистов, которые конфликтуют с властью.

За границей убийство Политковской — главная тема не на один день. Тон — предельно жесткий. Много официальных заявлений; президенты США и Франции, и премьер Великобритании высказываются лично. Владимир Путин молчит все время, пока находится в России, а 10 октября, на пике западного негодования, прилетает с визитом в Германию. Канцлер Меркель, ожидая Путина перед их встречей в Дрездене, видит пикетчика с плакатом Morder («Убийца») в руках и обещает протестанту поговорить с российским президентом о Политковской. Парень кричит: «Morder! Morder!», пока гость идет от лимузина до резиденции. После переговоров, на пресс-конференции, Меркель первой поднимает тему московского убийства — тогда уже высказывается и Путин. Начинает с умаления: «Да, действительно, эта журналистка была острым критиком действующей власти в России, но степень ее влияния на политическую жизнь была крайне незначительной». Потом хоть какая-то скорбь: «жестокое убийство женщины, матери, само по себе направлено против нашей страны». И под конец про то, о чем уже за него говорили: «Это убийство наносит действующей власти в России в целом и в Чеченской Республике гораздо больший урон и ущерб, чем публикации Политковской». Местная газета поместит фото пикетчика с плакатом на первую страницу завтрашнего номера — Путин увидит его наутро перед отъездом из Дрездена.

Расследование затянется на годы. Арестуют несколько чеченцев и отставных силовиков — вроде бы они отрабатывали заказ «больших людей в Чечне». Но присяжные оправдают подсудимых, сочтя их вину недоказанной. Уже в 10-е годы задержат предполагаемого убийцу и организаторов преступления, но про заказчиков перестанут даже говорить.

Убит Ахмат Кадыров 2004

9 мая во время праздника на грозненском стадионе «Динамо» террористы взрывают трибуну для почетных гостей. Погибает президент Чечни Ахмат Кадыров. Ожидали, что республику возглавит его сын Рамзан, но ему лишь 28 лет, и Москва делает промежуточный ход, приводя к власти шефа чеченского МВД Алу Алханова

Басаев в Дагестане. Начало новой войны 1999

С начала августа федеральные войска полтора месяца воюют в Дагестане со вторгшимися туда чеченскими отрядами, а затем переходят границу Чечни. Это пролог новой большой кавказской кампании, которую пока стараются не называть войной

Канцлерин Меркель 2005

После серии поражений на земельных выборах правящая Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) инициирует досрочные выборы. С небольшим перевесом выигрывают правые во главе с Ангелой Меркель. Ради первой женщины на этом посту в немецком языке заведено слово «канцлер» женского рода — die Kanzlerin