«Три кита»

Перелом в громком деле о российской контрабанде: после шестилетней борьбы арестован глава мебельных центров «Три кита» и «Гранд» Сергей Зуев. Всего эпопея займет 10 лет — это самая продолжительная открытая война силовиков: ФСБ и Генпрокуратуры с одной стороны и МВД с Таможенным комитетом — с другой

«Три кита»

Еще в августе 2000-го таможенники арестовывают в «Трех китах» мебели на $6 млн, обвиняя директора Зуева в уклонении от платежей. Но Генпрокуратура возбуждает против таможни дело о превышении полномочий, а дело в отношении Зуева забирает себе. «Тремя китами» занимался также Следственный комитет при МВД, следователь Зайцев установил вовлеченность в историю сотрудников центрального аппарата ФСБ. Зайцева Генпрокуратура обвиняет в ошибочном «понимании интересов службы». Дорогомиловский суд оправдывает таможенников. Выступивший на их стороне бывший коллега Зуева будет застрелен на больничной койке госпиталя имени Бурденко. Вначале оправдывают и Зайцева, но назначается повторное рассмотрение. Судья Кудешкина и заседатели заявляют, что на них давят первый замгенпрокурора Бирюков и глава Мосгорсуда Егорова. Кудешкину уволят, а Зайцеву дадут 2 года условно.

После прямого вмешательства президента Путина прекращенное дело «Трех китов» возобновили в 2002-м и передали специально откомандированному из Петербурга прокурору Лоскутову. Он объясняет свой приезд «большими связями подозреваемых с коррумпированными должностными лицами в правоохранительных органах, препятствующих следствию». По утверждениям прессы, соучредителями «Трех китов» оказались фирмы Евгения Заостровцева, отца генерала Юрия Заостровцева, замдиректора ФСБ, и вроде помощник Заостровцева-младшего, полковник Жуков, особо противодействовал следствию. Главного фигуранта Зуева арестуют после перевода генпрокурора Устинова в Минюст. В 2010-м Зуев получит 8 лет лишения свободы.

Силовики 2003

Скрываясь от СМИ, в ноябре женятся Дмитрий Устинов, сын Генерального прокурора, и Инга Сечина, дочь замглавы администрации президента, которого считают кремлевским куратором силовиков. «Династический брак» символично указывает на особую кастовость властной группировки, которая с делом ЮКОСа стала самой влиятельной в России