Силовики

Скрываясь от СМИ, в ноябре женятся Дмитрий Устинов, сын Генерального прокурора, и Инга Сечина, дочь замглавы администрации президента, которого считают кремлевским куратором силовиков. «Династический брак» символично указывает на особую кастовость властной группировки, которая с делом ЮКОСа стала самой влиятельной в России

Силовики

Считается, что Владимир Путин привел с собой во власть 20 сослуживцев по КГБ. Поскольку те тоже ценили единомышленников, связанных личной порукой, то потянули за собой других. Геометрическая прогрессия довела во всей властной элите число «явно служивших» до 25%, причем на самом их 50%, а с учетом «неявных» доля может превышать 75%. В правление выходца «из своих» началось «наведение порядка» через усиление власти — реставрация после революции, примораживание после оттепели. Спецслужбисты и прочие особые правоохранители выступают ударной силой государственного капитализма. Корпоративного реванша они ждали целое десятилетие: мы, кто всегда «за Россию в ответе», оказались в 90-е не у дел, а хозяевами жизни стали проходимцы и изменники. Теперь свое доминирующее положение, цеховую солидарность и доступ к государственной дубине силовики используют в разнообразных политических, аппаратных и экономических целях — чекисты (которые бывшими не бывают) с удовольствием заседают в крупнейших корпорациях с государственным участием. Сам Сечин возглавит совет директоров «Роснефти», и догадка о гонениях на ЮКОС в пользу этой госкомпании вскоре подтвердится.

Арест Ходорковского и последующее разрастание главного дела эпохи означает: повестку дня в стране диктуют силовики. Кроме очевидного передела собственности акция вместила много ритуальных отмщений 90-м. Анекдотический диалог поздней осени 2003-го:

— Что такое дело ЮКОСа?
— Как что — «Бей жидов, спасай Россию!»
— А чего тогда первым взяли единственного в руководстве русского — Лебедева?
— А чтоб не сразу догадались!

В ходу каламбур «ходоркост».

Хотя кристально чистые по «пятому пункту» выходцы из позднего КГБ в новые времена чаще склоняются к прагматичному интернационализму, жива и традиционная для спецслужб юдофобия. Лидером ее адептов считается другой чекистский замглавы администрации — Виктор Иванов. Обостренно чувствуя своих и чужих, орден меченосцев ищет и находит «происки Запада», мечтающего поработить Россию, пятую колонну «вскормленных за океаном» оппозиционеров, на полном серьезе веря в миссию спасения отчизны и духовности.

На заднем дворе возведенного при Андропове очередного корпуса КГБ оказалась закрытая церковь Софии Премудрости Божией. Теперь ее, восстановленную, освятил Патриарх (храм так и остался на территории ведомства). Идеологом «чекистского православия» называют о. Тихона Шевкунова, настоятеля Сретенского монастыря — вроде он духовник директора ФСБ Патрушева, супруги президента Людмилы и даже самого Путина. Обитель расположена на улице Большая Лубянка, по другую сторону которой спецслужбы укрепят свои цитадели, ставя новодельные бетонные фасады под московский ампир и надстраивая за ними этажи офисных коробок. И даже вывеска возглавляемой Патрушевым Федерации волейбола висит напротив монастырских стен.

Главным инструментом силовиков как коллективного гос-олигарха, смыкающего власть и бизнес, служит Генеральная прокуратура. ФСБ при новой своей путинской славе уже тягается с грозным авторитетом КГБ, но никогда так высоко не стояли в иерархии прокурорские. Главу надзорного ведомства — огромного тучного Владимира Устинова — впервые знает вся страна. Силовики не сильны в публичной политике, но Устинов охотно идет к телекамерам, комментируя любые громкие дела —от антитеррористических до антиолигархических. Политическим лидером группировки он, однако, быть не может: силовые конторы множатся, и внутривидовая борьба нарастает.

Игорь Сечин, очевидно, координирует усилия и гармонизирует интересы группировки. Он из «неявных»: выпускником романского отделения филфака ЛГУ работал в Африке, когда Ангола и Мозамбик строили социализм, а экспортом революции из СССР занимался КГБ. Начальником путинского секретариата служит со времен Смольного — через него принято «заходить к начальнику». Сечин входит в ближайший круг доверенных лиц, и даже о героической африканской странице его биографии журналистам поведал сам Путин.

Тандем сватов-силовиков будет разрушен в 2006 году, когда очередным вердиктом в духе «стали слишком много на себя брать и слишком мало отдавать» Путин внезапно поменяет Устинова с министром юстиции Юрием Чайкой. Но группировку в целом это не ослабит.

Дело ЮКОСа. Аресты Лебедева и Ходорковского 2003

Начинается процесс-эпопея, в рамках которого 2 июля арестовывают совладельца ЮКОСа Платона Лебедева, а 25 октября — председателя правления компании и ее основного акционера Михаила Ходорковского. Дело ЮКОСа служит индикатором чуть ли не всей общественно-политической жизни: по нему судят о власти и бизнесе, правах собственности, судах, исправительной системе, госпропаганде и гражданских протестах. А выход главного фигуранта на свободу, как все понимают, означал бы смену эпохи

Чекистский крюк 2007

В разгар очередной битвы силовых ведомств глава одного из них, Виктор Черкесов, публикует в прессе большую отчаянную статью про «чекистский крюк», спасителя России, — его может разрушить междоусобная война спец-службистов. Автор первого публичного признания коммерческих интересов силовиков окажется единственным исключенным из путинской кадровой команды

Андропов и его КГБ 1967

Новым председателем Комитета государственной безопасности назначен Юрий Андропов, до этого — секретарь ЦК по связям с зарубежными компартиями. Он сделает КГБ самой влиятельной силой в СССР, а себя — вторым человеком страны, который потом станет первым

Президент Путин 2000

И.о. президента премьер Владимир Путин 26 марта прогнозируемо побеждает в первом туре выборов. Почти все утверждают, что и второй его президентский срок уже предрешен

Питерские во власти 2001

В российских верхах нашествие питерских. Президент Владимир Путин на ключевые в стране посты старается назначать только своих знакомых земляков. Самый верный способ передвижения по вертикали власти — путешествие из Петербурга в Москву