«Секс в большом городе»

В российском эфире первый раз идет самый известный из антинародных сериалов. Премьерный показ дает низковатые рейтинги, но на повторах «Секс в большом городе» все же наберет свою аудиторию, хорошо продастся на DVD, а на массовую публику повлияет опосредованно: через законодателей мод — трендсеттеров, в чьей среде он культовый

«Секс в большом городе»

Четыре нью-йоркские дамочки в возрасте 30±5 со столичными профессиями журналистки, пиар-менеджера, галеристки и юристки отличаются непростой личной жизнью. Главная героиня — Кэрри Брэдшоу в исполнении Сары Джессики Паркер — пишет еженедельную газетную колонку «Sex and the City». Колумнистка и ведет рассказ об амурных приключениях подружек, об их любимых ресторанах, бутиках, салонах красоты. Российский вещатель долго бьется над переводом и озвучанием, приближая их к оригиналу. Но истории про смену любовников и нарядов со словом «секс» в названии чересчур непривычны для отечественного ТВ. Нет даже эффекта «подглядывания в замочную скважину»: нью-йоркское житье-бытье выглядит уж совсем инопланетным.

Покатит со второш-третьего раза. Зрители — и особенно зрительницы помоложе — врубятся в интонацию повествования. Продвинутые модники мегаполисов признают в Нью-Йорке старшего собрата. Огламуренная Москва и вовсе на него похожа, здесь девушки тоже ищут два L: Label & Love — лейблов и любви. Только русским правилам этого поиска будет мало газетных колонок — косяком пойдут книги про Рублевку как Манхэттен и выбор женихов из сотни «Forbes». Дивы отечественного потреблядства примутся проповедовать стране шопинг и факинг, не утруждая себя ссылками на первоисточник.

Гламур. Рублевка. Куршевель 2005

Роскошный образ жизни насаждает себя национальным идеалом. Меккой гламура служит даже не Москва, а подмосковная Рублевка, где бок о бок живут власть, бизнес и бутики. На зимние каникулы гламурная столица России переезжает во французский Куршевель