Удвоение ВВП. Инфляция

В послании Федеральному собранию Владимир Путин ставит задачу «как минимум удвоить валовой внутренний продукт страны за десятилетие». Совпадающая с инициалами президента, аббревиатура ВВП звучит все 2000-е паролем российских государственных амбиций. Задача не будет выполнена — в том числе из-за слишком высокой инфляции

До главной ежегодной речи Путина широкая публика и не знала про валовой внутренний продукт — рыночную стоимость всех произведенных в стране за год конечных товаров и услуг. Президент называет удвоение ВВП «исторической задачей для России». Похоже на построение коммунизма по-капиталистически. В послевоенное время за десятилетие в разы свою экономику увеличили, например, Япония и Южная Корея. Перед Россией, как когда-то перед ними, тоже стоит задача догнать мировые державы. Причем у «азиатских драконов» среднегодовые проценты роста были двухзначными, а отечественной экономике для удвоения достаточно расти на 7,1%. Что абсолютная цель для огромной страны не рекордная, понятно из относительного показателя, предложенного советником президента по экономике Андреем Илларионовым: такими темпами Россия примерно к 2030 году догнала бы по ВВП на душу населения сегодняшнюю Португалию — одну из слабейших стран Евросоюза.

Но экономика до 2009-го будет расти примерно на 5% год, и заветная цель отдалится, а потом все грехи спишут на кризис, в котором не мы виноваты. В начале 2010-х совокупный рост оценят примерно в 60%. Среди «новых лидеров», группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), темпы родины — ниже китайских. В «Большой восьмерке», правда, — выше всех, поскольку Россия — единственная в этом клубе развивающаяся экономика. Инфляция в G8 у нас тоже самая высокая: у европейских держав она около 2%, в США — около 3%, в России в 2003-м — 12%, в среднем до конца десятилетия — 10,8%.

Госсектор экономики расширяется, а частный активно госрегулируют. Доходы растут быстрее производительности труда, власть щедро поднимает зарплаты бюджетникам, которых слишком много. Конкуренция низкая, полно монополий, в том числе государственных, чьи тарифы опережают любые цены. А еще учредят новые казенные монстры — госкорпорации. Реальную инфляцию считают едва ли не втрое больше официальной.

Вне топливно-энергетического и банковского сектора и металлургии растет почти только торговля. Она полностью зависит от импорта, увеличивая закупками всего и вся чужие ВВП, а не свой. Настоящему экономическому буму нужна предпринимательская активность, а для нее нет условий. «Входной билет» в бизнес дорог, кредиты — тоже, инвестиции рискованны, коррупция безудержна, население инертно. Будить деловую инициативу низов и не собирались. Рассуждая про 100-процентный рост ВВП, Путин напирал на «консолидацию всех властей». Он видел свой «большой скачок» модернизацией сверху — вроде Петровских реформ и сталинской индустриализации. Но в XXI веке госкапитализм дает очень ограниченные результаты.