Южные Курилы

До первого в истории визита главы СССР в Японию советские люди не подозревали, что между двумя странами так и не подписан мирный договор. Теперь всем известна причина разногласий: четыре южнокурильских острова, или, по японской терминологии, «северные территории»

Скоротечную, с 9 августа по 2 сентября 1945 года, войну с Японией советское сознание воспринимало дальневосточным постскриптумом главной победы — над Германией. С противником расправились, как песня велела: «И летели наземь самураи под напором стали и огня». Заставшие 45-й год в сознательном возрасте, может, запомнили слова Сталина про возвращение Южного Сахалина, которого 40 лет ждали «мы, люди старого поколения» (пол-острова отошло к Японии после поражения России в Русско-японской войне 1904—1905 гг.). Про приобретение Южно-Курильской гряды обычные люди не знали совсем.

Наканyне поездки Горбачева в Токио зрители теленовостей заучивают сугубо японские названия островов: Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан. Оказывается, два последних еще в 1956 году собирались было отдать, чтоб заключить-таки мирный договор. МИД СССР до сих пор не признавал существования территориальных проблем, а теперь деликатно говорит о необходимости «размежевания». Страна только что потеряла «социалистический блок» в Европе, который считала своим трофеем Второй мировой войны, и отьем азиатских трофеев кажется вполне возможным. Скалистые острова хозяйственного значения не имеют, но, говорят, важны стратегически. А главное для обеих сторон — дело принципа. Известно, что японцы давят, рассчитывая договориться со слабеющим Горбачевым. Советские патриоты бьют тревогу: якобы существует план продажи по миллиарду долларов за остров или даже по два. Да почем бы ни было — Россия своей землей не торгует! Так потом немцы потребуют себе назад Калининград-Кёнигсберг, а финны — Выборг!

На самом деле Горбачев готов лишь обсуждать проблему. Вместо запланированных трех раундов переговоров проходит шесть, но и они заканчиваются ничем. На итоговой пресс-конференции президент СССР о территориальном урегулировании сам себя спрашивает и сам себе отвечает: «Как это будет? Давайте не будем гадать, давайте будем работать».

Калининградская область 1946

Из доставшейся трети Восточной Пруссии образуют самую маленькую область РСФСР, анклав между Польшей и Литовской ССР