Путч ГКЧП. 20 августа

День проходит в напряженном противостоянии ГКЧП и армии с руководством России и его сторонниками. Около полуночи происходит столкновение, в котором гибнут трое москвичей, защитников Белого дома

Примирение невозможно: ГКЧП настаивает на правомочности чрезвычайного положения, руководство СССР во главе c Ельциным его категорически не признает. Возле Белого дома, где находятся российские власти, проходит 200-тысячный митинг, ораторы с балкона огромного здания клеймят путчистов-гэкачепистов. Баррикады вокруг — конечно, не преграда для танков, но показатель настроений. Хотя армии у него нет, Ельцин объявляет себя верховным главнокомандующим — мол, тогда, отказываясь выполнять указы ГКЧП, солдаты не будут нарушать присягу. Радио «Эхо Москвы» продолжает вещать голосом сопротивления. Протестуя против своего закрытия, либеральные издания готовят «Общую газету» — весь номер про путч, переворот и самозванцев. В Ленинграде мэрия собирает на центральной Дворцовой площади около 400 тысяч человек. ГКЧП осуждают мэр Собчак, известные в городе депутаты СССР Юрий Болдырев и Марина Салье, академик Дмитрий Лихачев и бард Александр Дольский. К Ленинграду вроде бы выступили две дивизии, но остановились в пригородах.

Остальная Россия, в общем, помалкивает: немногочисленные митинги протеста и заявления региональных начальников о поддержке ГКЧП. Про Горбачева по-прежнему ничего не слыхать, известно только, что он в крымской резиденции Форос. Союзные республики выжидают: мол, у нас суверенитет, а это всё — московские игры. Явно против ГКЧП прибалты и Молдавия. Запад на стороне Ельцина, только президент Франции Миттеран невпопад выразил готовность сотрудничать с новой властью СССР.

Долго так тянуться не может — ГКЧП должен подчинить себе руководство России, а иначе зачем вводили в Москву войска. Слухи о скором штурме Белого дома ходят с утра 19-го, вечером 20-го они крепнут до уверенности: сегодня ночью — решающий бой. Когда на Садовом кольце близ пересечения с Новым Арбатом около 23.30 раздаются выстрелы, ополченцы на баррикадах понимают — началось! Стреляют на ходу восемь боевых машин пехоты. Они разметали заграждения и въехали в тоннель под трассой. Безоружные люди пытаются блокировать БМП. Путь вперед закрывают развернутые поперек Садового кольца троллейбусы, а сзади становятся поливальные машины. На смотровую щель одной из БМП ополченцы набрасывают брезентовое полотнище. Ослепший броневик резко сдает в сторону. 23-летний Дмитрий Комарь зацепился за брезент — он погибает, разбив голову.

БМП, с разгона налетая на троллейбусы, прокладывают себе дорогу на выезде из тоннеля. На броню машины №536 запрыгивают несколько смельчаков, им передают бутылки и канистры с бензином. Разливаемое горючее попадает и на троллейбус. Ополченцы спрыгивают к своим, через мгновение вспыхивает БМП и часть баррикады. Идет беспорядочная пальба, 37-летний Дмитрий Усов убит срикошетившей пулей, 28-летний Илья Кричевский — прямым выстрелом в голову.

Опасаясь взрыва снарядов, москвичи вместе с солдатами тушат горящий БМП. Приезжают пожарные, а затем военный комендант Москвы генерал Николай Смирнов. Армейская техника отогнана назад в тоннель, поставлено оцепление, тела погибших увозит милиция. Военком объясняет: БМП не шли штурмовать Белый дом — тогда бы они свернули с Садового направо. А они нырнули в тоннель, имея приказ встать на дежурство на Смоленской площади. Но в роковую ночь на баррикадах ждали атаки и не могли допустить прорыва.

Лигачев и Яковлев 1987

Через 60 лет после запрета фракционной борьбы в партии все политически грамотные люди СССР делятся на тех, кто за Егора Лигачева, и тех, кто за Александра Яковлева. За консерваторов, «правых», и либералов, «левых». Обе половины общественных сил критикуют Горбачева за половинчатость

Миттеран 1981

Президентские выборы во Франции лидер социалистов Франсуа Миттеран выигрывает как общий кандидат левых сил — для советского руководства это единственная отрада среди побед правых в остальных державах Запада