Лесные братья

Власть не может окончательно победить антисоветское сопротивление в Прибалтике и, чтобы искоренить его социальную базу, проводит первую после войны массовую депортацию «враждебных элементов»

Из Прибалтики при немецком отступлении не ушло много сотрудничавших с оккупантами полицаев, чиновников и проч. Не добиты остатки нацистских воинских частей из местного населения. Десятки тысяч военнообязанных прячут целые арсеналы оружия, а враждебное отношение к советской власти — почти поголовное. При взятии литовских городов сопротивление Красной армии оказывали «отряды самообороны», и, по оценкам, к концу 1944-го на нелегальном положении в республике находится 33 тыс. мужчин. СССР поглотил три прибалтийских страны в 1940-м, принялся советизировать, а 14 июня 1941-го провел первую депортацию, выселив из них в отдаленные районы 40 тыс. «антисоветских элементов». Согласно тогдашнему анекдоту, Гитлер должен наградить Сталина своим высшим орденом, поскольку тот добился того, что немцам не удалось за 700 лет хозяйничанья на этих землях: прибалты полюбили Германию.

К концу 1940-х уже почти нет прямых боев. НКВД рапортует о ликвидации сотен бандгрупп и тысяч их участников, но подполье по-прежнему совершает диверсии, убивает совпартработников, военных, милиционеров, бойцов истребительных батальонов. Много ярых антисоветчиков среди молодежи: органы обнаруживают группы, выпускающие листовки, в гимназиях и вузах. На Латвию и Эстонию для наведения порядка хватает одной 5-й дивизии НКВД, а с самой населенной и лесистой Литвой не справляется вся 4-я дивизия. Республика поделена на партизанские районы-апигарды, с полурегулярной «Армией свободы» как структурой покончено, однако против разрозненных отрядов бороться даже сложнее.

«Лесные братья» — mezabrali — по-латышски, metsavennad по-эстонски, по-литовски говорят просто «лесные»: miskiniai — самоназвание партизан, повторяемое сочувствующим им коренным населением. Что везде в Прибалтике и на Западной Украине (на нее это понятие тоже распространяют) есть свои мстители и вообще там «все смотрят на русских как на оккупантов», остальной стране уже известно. На самом деле «лесные» и своих не щадят: большинство казненных ими — «предатели-коллаборационисты» из местных.

22-23 мая 1948-го проводят операцию «Весна»: на Урал, в Казахстан и Сибирь выселяют 40 тыс. только литовцев — членов семей боевиков и разных «бандпособников» из кулаков — ведь ясно, что без помощи хуторян отряды в лесах не выжили бы. Через год из Эстонии депортируют свыше 20 тыс. человек, еще почти 32 тыс. из Литвы и 42 тыс. из Латвии. Лишение подцержки ускорит деградацию подполья: «братья» чаще будут добывать себе на жизнь грабежом и разбоем. Понятна бесперспективность борьбы, а с 1950-х власти станут смелее выдвигать в руководители местные кадры: пусть сами разбираются с соплеменниками.

В Латвии последнее боестолкновение с партизанами случится в 1950-м, в Эстонии — в 1953-м. В Литве последнего старика-нелегала, который скрывался на местном хуторе, арестуют в 1986-м. А вскоре дозволенные перестройкой национальные движения из активистов, выросших в советское время, поведут свои республики на выход из Союза.

Прибалтийские фронты 1988

Советский Запад — три республики Прибалтики — первыми создают национальные общественные движения. Как сами они говорят — будто бы в поддержку перестройки, но многие сразу подозревают: чтобы выйти из СССР. Первый — «Саюдис» в Литве, затем Народные фронты Эстонии и Латвии