Постановление об опере «Великая дружба». Формалисты Шостакович и Прокофьев

Очередное разгромное постановление ЦК ВКП(б) делит симфоническую и оперную музыку на реалистическую народную и формалистическую антинародную. Чуждыми формалистами объявлены крупнейшие современные композиторы во главе с Дмитрием Шостаковичем и Сергеем Прокофьевым

Поводом выбрана поставленная в Большом театре к 30-летию Октябрьской революции опера Вано Мурадели «Великая дружба». Даже ее либретто названо «исторически фальшивым», поскольку «помехой для установления дружбы народов» были не грузины и осетины, а чеченцы и ингуши — они в это время высланы из родных мест. Но больше всего достается современному музыкальному языку. «Ни одной запоминающейся мелодии», «сплошные диссонансы», музыка сумбурна и «дисгармонична». А все из-за «распространения среди советских композиторов формалистического направления», и три четверти текста посвящены другим авторам.

Худшим композитором страны оказался Шостакович. Он — формалист-рецидивист: постановление напоминает, что еще в 1936 году о его опере «Леди Макбет Мценского уезда» газета «Правда» по указанию ЦК напечатала статью «Сумбур вместо музыки», где критиковала «антинародные формалистические извращения в творчестве Д. Шостаковича». И хотя уже тогда был «разоблачен вред и опасность этого направления», оно, выходит, с тех пор только ширилось. Теперь к тем, кто отказывается от «музыкально-песенного строя, свойственного нашему народу» ради «сложных форм инструментальной симфонической бестекстовой музыки», отнесены чуть ли не все активно работающие симфонисты. К Прокофьеву персональные претензии не сформулированы, но он неизменно идет вторым в списке формалистов. Однажды в их часто повторяющейся обойме фигурирует и Арам Хачатурян, вроде бы явный мелодист: получил Сталинскую премию за балет «Гаянэ», а из него «Танец с саблями» передают по радио как популярную музыку. Творчество Виссариона Шебалина, Гавриила Попова, Николая Мясковского также «чуждо советскому народу и его художественным вкусам».

«Неблагоприятному положению на фронте советской музыки» посвящено аж трехдневное совещание музыкальных деятелей в ЦК ВКП(б). Секретарь ЦК Жданов среди недостатков оперы «Великая дружба» указывает на ошибочную авторскую версию лезгинки. 12-летней давности ругательную правдинскую статью о Шостаковиче главный идеолог зачитывает почти полностью. Шебалина снимают с должности ректора Московской консерватории, поскольку ее воспитанники заняты «слепым подражанием музыке Д. Шостаковича, С. Прокофьева и др.». Шостакович уволен из профессоров консерватории. Хачатурян больше не возглавляет оргкомитет Союза композиторов, генеральным секретарем учреждаемого в этом же году творческого союза сделают Тихона Хренникова, который в 1936 году участвовал в критике Шостаковича от имени творческой молодежи.

В 1958 году постановление «Об “Великая дружба”» частично отменят,сняв с композиторов обвинения в формализме. Шостакович уже в 1948-м сочиняет на собственный текст «Антиформалистский раёк», в котором пародируются речи Сталина (персонаж Единицын), Жданова (Двойкин) и идеолога помельче Шепилова (Тройкин) — он на съезде Союза композиторов, ставя в пример классиков, произнесет «Римский-Корса́ков». В райке руководящие наставления о лезгинке поются на мотив самого танца, а предисловие написав от имени П.И. Опостылова — имеется виду ответственный в ЦК за музыку дирижер военных оркестров П.И. Апостолов. В примечании мифического издательства сообщается, что авторов опуса разыскивает «Отдел музыкальной безопасности». Никому, кроме самых близких друзей, Шостакович «Раёк» не показывал, уже после смерти композитора рукопись тайного музыкального произведения переправят на Запад. Впервые оно будет исполнено в 1989 году.

Прощены репрессированные народы 1957

Восстановлены автономии чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев и карачаевцев. Советская власть возвращает права репрессированным народам, но в разной степени и не всем