Сепаратизм в Татарии и Башкирии

Кризис российского федерализма: кажется, распад СССР неостановим и дальше ведет к дроблению России. Главная угроза сепаратизма исходит от самых населенных автономий — Татарии и Башкирии

Чечня — все-таки открытый мятеж, случай исключительный. Куда серьезнее выглядят мирные попытки субъектов Федерации получить независимость от Центра. Два года назад Ельцин, оспаривая влияние Горбачева «на местах», подзуживал регионы: «Берите суверенитета, сколько сможете проглотить». Знаменитая фраза, брошенная в августе 90-го на празднике в Казани, теперь аукнулась самому Ельцину: Татария проводит референдум о суверенитете, и большинство голосует «за». Президент автономии, бывший первый секретарь обкома КПСС Минтимер Шаймиев невозмутимо заявляет, что лишь выполняет волю народа. Всерьез обсуждается вопрос о выходе из России. Москва может только объявить референдум недействительным. С Татарии берет пример соседняя братская Башкирия, которую возглавляет бывший директор Уфимского нефтекомбината Муртаза Рахимов.

Эти две автономии считали себя в Союзе обделенными: мы в разы больше, например, Эстонии, которая ССР, а мы — только АССР! Зато ныне 6,5 млн татар — крупнейший после русских народ страны. Экономически развитые гораздо выше среднефедерального уровня, с сильным национальным самосознанием коренного населения, республики — логичные правофланговые «парада суверенитетов». Первые плоды статусного реванша — смена названий на более тюркские: «Татарстан» и совсем труднопроизносимый для русских «Башкортостан».

Шаймиев ведет с Кремлем переговоры о «разграничении полномочий». Татарский президент выглядит рассудительным умеренным лидером, единственным способным сохранить в своенравной республике покой и стабильность. Центр признает за Казанью «республиканскую собственность». Другие претенденты на нее Шаймиеву не нужны, и демонстрацию былых союзников — татарских националистов — местная милиция разгоняет дубинками. Башкирию удовлетворяют 30% добываемой на ее территории нефти.

Сравнительное благополучие, авторитаризм и незаменимость для Москвы — по этой формуле оба лидера будут править своими умиротворенными вотчинами больше 18 застойных брежневских лет.

Дудаев 1991

Независимую Чеченскую республику в июне провозглашает Общенациональный конгресс чеченского народа — вроде бы общественная организация. Осенью Конгресс захватывает всю власть, а затем его лидер Джохар Дудаев становится президентом Чечни.