Ельцин пьет и поет. «Проспал Ирландию»

Ельцин скандально подтверждает худшие опасения насчет своего пристрастия к самому распространенному русскому национальному пороку. 31 августа он явно нетрезвым дирижирует военным оркестром и поет в Германии, а 30 сентября — не в силах выйти из самолета в ирландском аэропорту Шеннон

О заграничных пьянках Ельцина писали, еще когда он был в оппозиции Горбачеву — партийная пресса перепечатывала из западной сообщения о выходках во время турне по США. В эфире Центрального телевидения даже показали одну видеопленку. Борис Нелакаевич (прозвище, придуманное политжурналистами позднее) тогда заявил, что все это наветы, монтаж и спецэффекты. В российское время публичных эксцессов дома не случается, но всем приближенным к власти очевидны причины внезапных — на несколько дней и дольше — исчезновений президента. Известны имена августейших собутыльников и что единственная управа — очень почитаемая главой государства его супруга, первая леди Наина Иосифовна. Для Запада ельцинская слабость соответствует стереотипному представлению о русских; знаменитая телеинтервьюерша Барбара Уолтерс начинает разговор с президентом России самым насущным вопросом: скажите, вы правда так много пьете? Опешивший Ельцин бормочет: нет, неправда, только по праздникам.

31 августа в Трептов-парке президент чуть не летит со ступенек у подножия монумента — его успевает подхватить охрана. Состояние гостя сомнений не вызывает, хозяин — канцлер Гельмут Коль (см. 1982) — держится невозмутимо. Поравнявшись с немецким военным оркестром, Ельцин вдруг отбирает палочку у дирижера и принимается бурно размахивать ею сам. Капельмейстер недоуменно смеется, его ободряет Коль. Музыки на празднике много — еще и немецкий хор исполняет русский репертуар. Дойдя до него, Ельцин берет из стойки микрофон и громко подхватывает «Калинку-малинку». Устрашающе ревет распев «а-а-а», но, не совладав, возвращает микрофон, показывая на горло — мол, не в голосе я сегодня. В стране и мире репортажи из Германии крутят в эфире с утра до вечера.

В конце месяца у Ельцина визит в США. На обратном пути при традиционной остановке в Шенноне запланирована встреча с премьер-министром Ирландии Альбертом Рейнольдсом. Еще при отлете из Америки видно: Ельцин изрядно навеселе. Билл Клинтон в отличие от Коля в таких случаях, напротив, делает вид, что поведение российского коллеги его ужасно забавляет. Президент США подолгу заливисто смеется — это выглядит натужно, но отчасти спасает положение.

В полете Ельцин, очевидно, добавил еще. Когда российский борт №1 приземляется в Шенноне, на поле уже стоят члены ирландского правительства. Они подходят к поданному трапу, но из самолета долго никто не показывается. Пауза уже неприлична, наконец, криво усмехаясь, вниз сбегает первый вице-премьер Олег Сосковец и объясняет Рейнольдсу: Ельцин устал, переговоров не будет. Оставив ирландцев с открытыми ртами, самолет летит дальше, в Москву. До его посадки во Внукове-2 о здоровье Ельцина чего только не говорят.

Но президент, в общем, пришел в себя, хотя следы пережитого налицо. Хорохорится, больше обычного таращит глаза и задирает кверху брови. «Скажу честно: проспал!» — выпаливает Ельцин прессе. Дальше странный рассказ, как служба безопасности не пустила к нему тех, кто должен был его разбудить, и обещания разобраться и «врезать как следует». Для полноты объяснения советского прогульщика не хватает только довода «я и будильник ставил, а он не прозвонил». Анекдотическое «проспал Ирландию» навсегда создает Ельцину репутацию крепко пьющего. Примерно тогда же у главы государства возникает обыкновение говорить вне протокола особо лукавым тоном, с расстановочкой. Не поймешь — то ли он опять не вполне трезв, то ли это манера такая.