«Орестея»

К амбициозным культурным проектам с заграницей с советских времен живо пие-тетное отношение: они хоть чем-то подтверждают высокий статус страны. Знаменитый немецкий режиссер Петер Штайн ставит с московскими актерами «Орестею» Эсхила и возит ее по всему миру. В России спектакль мало кто видел, больше читали и слышали, но знают: нам есть чем гордиться

Премьеру готовят на крупнейших подмостках Европы — в Театре армии. Говорят, генералы из бывшего политуправления возмутились: как это, у нас будет работать немец! — но их быстро поправили «с самого верху». Набрана звездная антреприза: Екатерина Васильева, Игорь Костолевский, Елена Майорова. Орест — Евгений Миронов, новый герой отечественных театра и сцены в амплуа русского национального характера, когда в тихом омуте черти водятся.

«Отец трагедии» Эсхил две с половиной тысячи лет назад написал трилогию о кровной мести как воздаянии и новом преступлении. Штайн ставит «Орестею» по-античному — чтобы представление было для гражданина главным делом целого дня. Величественный спектакль идет почти 8 часов, по будням его делят на два вечера. На Западе такой театр понимают лучше, чем на родине актеров, — там дружно восхищаются «русскими эмоциями среди суровой Эллады».