Липовая фирма

Обеспеченные люди из новых капиталистических стран гордо носят одежду именных марок (см. «Бутики. Версаче». 1994). Их примеру хотят следовать соотечественники победнее, у которых на оригинальные вещи денег нет. К середине 90-х в странах СНГ и Восточной Европы подделок модных марок производится больше, чем на Западе — подлинников

Начинали, видимо, с джинсов. Пока западные именные бренды не были известны, возникали вымышленные, вроде «Пирамиды» (см. «Кооперативы и СП», 1987). В 90-е на вещевых рынках к востоку от Одера штабелями лежат штаны, смело называющие себя Calvin Klein, Moscino, Hugo Boss. Потом уже умельцы не робеют ни перед чем: рубашки Lacoste с крокодильчиком, всплывающим при первой стирке, легкотре-скающиеся кроссовки Reebok, сумки Prada из кожзаменителя, подозрительно легкие часы Rolex — востребованы марки, чья «фирменность» узнаваема с первого взгляда.

Компании-владельцы брендов жалуются властям стран, граждане которых заняты пиратством — чаще других обвиняются Россия, Украина, Польша, Болгария, а также Турция, Вьетнам и Китай. Ущерб оценивается в сотни миллионов — но как его считать? Богатый модник на рынках и в палатках не покупает, а народу попроще настоящая Chanel все равно не по карману.