Запрещён фильм «Иван Грозный»

Постановление ЦК ВКП(б) «О кинофильме “Большая жизнь”» запрещает прокат нескольких новых фильмов и задает киноканоны до конца сталинской эпохи. В критике второй серии «Ивана Грозного» — особый идеологический смысл: ЦК реабилитирует царя и его опричников

Фильм, вынесенный в название постановления — сиквел довоенной «Большой жизни», в которой шахтеры еще могли крепко выпить. Теперь вредные привычки героев объявлены «фальшивым, искаженным изображением советских людей». На экране видно «применение грубой физической силы», а нужно показывать послевоенное восстановление, «основанное на передовой технике и на высокой культуре производства». Партийный документ живописует «инициативу и почин рабочих», парторга, «проявляющего заботу» и «выдвижение на руководящие посты» передовиков — по этим лекалам вскоре начнут сниматься киносказки про труд в СССР. «Большую жизнь»-2, признав неисправимой, положат на полку, она выйдет в прокат только в 1958 году, оказавшись уже не ко времени. Другой раскритикованный в постановлении фильм,«Адмирал Нахимов», отправят на переделку. Став более монументальным, повествование о флотоводце в следующем году получит Сталинскую премию, и с него начнется главный для власти послевоенный жанр кинобиографии.

Указание Сталина работать над «Иваном Грозным» советский киноклассик Сергей Эйзенштейн получил еще перед войной. Замысел разросся у режиссера до трех полноформатных серий. Сценарий был прочитан и одобрен вождем. Первая серия Сталину понравилась: молодой Грозный объединяет земли и устанавливает единовластие, подавляя сопротивление бояр. Таким образом, второй после Петра I царь объявляется в СССР «хорошим». Фильм принят с восторгом, удостоен Сталинской премии, его показывают на Западе. Вторая серия — про зрелого самодержца-изувера и опричнину как государственный террор — готова почти сразу. Сталин ее долго не смотрит, а, увидев, называет кошмаром. Постановление ЦК подготовлено на основе сталинского выступлени на оргбюро и повторяет авторские характеристики «прогрессивного войска опричников», представленного Эйзенштейном «в виде шайки дегенератов, наподобие американского ку-клукс-клана», а Грозного, «человека с сильной волей — слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета».

Тревога за судьбу своего детища доводит режиссера до инфаркта. Оправившись, Эйзенштейн в письме Сталину просит разрешения закончить работу с учетом партийных замечаний. 26 фефраля 1947 года в Кремле пройдет беспрецедентная встреча на высшем уровне по поводу одного фильма: Сталин с Молотовым и Ждановым принимают Эйзенштейна и исполнителя роли Грозного Николая Черкасова. Выясняется: показывать репрессии можно и нужно, но так, чтоб была понятна их необходимость. Сталин лично разрешает сохранить особо жестокие эпизоды — убийств князя Старицкого и удушение Малютой Скуратовым митрополита Филиппа. Грозный, по словам вождя, был «великим и мудрым» и царствовал даже лучше Петра, поскольку ограждал Русь от иностранного влияния. Решено, что материалы второй серии и еще не снятые эпизоды третьей соединятся в один фильм, в финале которого Грозный, победив в Ливонской войне, провозгласит: на морях стоим и стоять будем!

Однако после кремлевской встречи Эйзенштейн обещает близким друзьям, что не станет «искажать историческую правду», обеляя царя. Работа над фильмом почти не продвинется — 11 феврал 1948 года режиссер не переживет очередного инфаркта. А спустя еще 10 лет вторую серию «Ивана Грозного» разрешат показывать в первоначальном виде: с царем — кровавым палачом.

«Кубанские казаки» 1949

Снята главная советская киносказка про счастливую жизнь. Картины колхозного изобилия будут потом порицаться как бесстыжая пропаганда в голодной стране, и несколько десятилетий фильм пролежит под запретом

Малокартинье 1951

Рекордный спад кинопроизводства: в СССР за год выпущено 10 фильмов. Главный жанр — биография великого соотечественника XIX века, близкого к народу