Чуров

Председателем Центральной избирательной комиссии неожиданно поставлен прежде безвестный Владимир Чуров. Апостольски благообразный дедушка прославится верноподданническими тирадами, какие раньше никто не отваживался произносить, и точностью прогноза итогов голосования, которое на высшем уровне будет признано волшебным

Главу Центризбиркома меняют, вступая в пору судьбоносных выборов. Сначала Дума сразу в трех чтениях принимает поправку к закону: члену ЦИК не обязательно бьггь юристом или иметь ученую степень правоведа. Никто и не знает — ради кого это. Потом в свою пятерку кандидатов в новый состав комиссии президент Путин не вносит ее прежнего председателя Александра Вешнякова — сугубо лояльного Кремлю, но пытавшегося соблюдать приличия. Зато там есть ничем себя не проявивший депутат Госдумы от ЛДПР Чуров. Он, выпускник питерского физфака без опыта работы в избиркомах, и возглавит главный избирком. С виду чудаковатый автор детских книжек «Рассказы Джона Сильвера» и «Рассказы старого дворника», этот седой бородач — давний кадровый резерв: в некогда возглавляемом Путиным Комитете по внешним связям питерской мэрии трудился 12 лет, пока, явно по просьбе Кремля, его не вписали на заведомо проходное место в думском списке либерал-демократов. По собственному признанию, Чурову в Смольном особенно хорошо удавалось вести церемонии открытия памятников, объявляя выступающих официальных лиц.

Теперь аниматор-монументалист с видом блаженного ладожского дьячка изрекает «первый закон Чурова: Путин всегда прав». Это, оказывается, фирменный прием: с тем же обескураживающим благодушием Чуров будет объявлять провальными западные выборы и транспарентными — белорусские. На российских же «жалобы» превратятся в «обращения», а «нарушения» никогда не превратятся в «фальсификации». Результаты голосования председателю ЦИК заранее известны с точностью до 0,2%, и об этом он тоже не стесняется сообщать. В свою бытность президентом Медведев, услышав о снайперском прогнозе, вслед за «некоторыми лидерами партий» назовет Чурова волшебником. Оракул в ответ процитирует советскую экранизацию «Золушки» — мол, он на волшебника еще только учится.