«Доктор Хаус». «Остаться в живых»/Lost

При абсолютном доминировании отечественной продукции два качественных американских сериала все же получают признание в России. У одного — «широкая известность в узких кругах», другой усилиями главного канала-вещателя полюбят как свой

Доктор Грегори Хаус из вымышленной клиники Принстона, штат Нью-Джерси, — Шерлок Холмс медицины. Для пущего сходства герой сериала живет на несуществующей в университетском городке Бейкер-стрит. Холмс тоже подозревал своих клиентов в неправдивых показаниях, у Хауса «все врут» и «пациент — идиот» — любимые фразы. Вообще, за сто лет нелегкий характер чародея дедуктивного метода окончательно испортился. Эксцентрик Хаус испепеляет пациентов и коллег желчной иронией, его профцинизм безграничен. Доктор зависим от викодина и глотает свою наркоту у всех на виду, пока в конце пятого сезона не попадет в психушку. Его команда ради недостающей для диагноза информации способна на преступные негласные обыски в жилищах пациентов. Все искупается одним: Хаус — прекрасный врач и, перебрав все версии, каждый раз назначает верное лечение. Роль легкой, но неверной разгадки, то, что в классическом детективе называется «только не дворецкий», здесь выполняет волчанка — болезнь со множеством противоречивых симптомов.

«Доктор Хаус» идет в России на «Домашнем». Целевой аудитории канала с бабушкиным названием продукт до того чужд, что после третьего сезона дальнейший показ отменяют, аккурат когда «Хаус» признается самым популярным сериалом мира (в среднем эпизод собирает по 81,8 млн зрителей). Потом любители медтайн смогут его досмотреть на той же «кнопке», но за границы фанатского круга популярность не выйдет. Единожды прошедший «Доктор» не сможет повторить подвиг «Секса в большом городе», добравшего рейтингов на повторах.

«Остаться в живьпо/Lost — вроде такая же безнадега для гурманов. Завязка: авиалайнер по дороге из Сиднея в Лос-Анджелес падает на тропический остров. Предсказуемая реакция «человека из народа»: а нам-то што?! Первый канал искусными промо-роликами — дело дойдет до выговаривания американскими актерами русских фраз — все-таки усаживает публику смотреть переводной сериал как свой: в праймовое семейное время, после 19 часов. История про выживших дважды со всякой чуждой экзотикой вроде одичавшей француженки, грузов нигерийских наркоторговцев, таинственного бункера, лазутчиков из «коренного населения» и проч. собирает долю до 30%. Даже краткое английское название страна усвоит лучше длинноватого русского. И сериал, конечно, из самых лучших, но и телевидение — видимо, в последний раз — сумеет настоять на своем.

«Секс в большом городе» 2003

В российском эфире первый раз идет самый известный из антинародных сериалов. Премьерный показ дает низковатые рейтинги, но на повторах «Секс в большом городе» все же наберет свою аудиторию, хорошо продастся на DVD, а на массовую публику повлияет опосредованно: через законодателей мод — трендсеттеров, в чьей среде он культовый