iPhone

Мировая гаджетомания 2000-х достигла пика: с лета в США и с осени в Евросоюзе продается iPhone, соединяющий в себе мобильный телефон, плеер и компьютер. В Россию официальные айфоны опоздают на полтора года, и соотечественники впервые со времен советских дефицитов возят самое модное устройство из-за границы на перепродажу

Компания Apple продает тяжеленькие слоеные пирожки: поверх всей начинки дисплей — устройство отображения, а на нем лежит устройство ввода — сенсорный экран. Контакт исключительно «на пальцах» (экран одновременно различает прикосновения пяти «подушечек») делает общение с неразлучным спутником жизни особенно интимным К решенным уже гаджет-задачам «всегда при музыке» и «всегда при телефоне» прибавился компьютер, который все объединил. Может показаться избыточным — ведь есть уже «комп» на работе и дома, неужто еще и по дороге между ними нужно быть «при сети»? Но 15 лет назад и возможность звонить-отвечатъ в любом месте тоже считали ненужной роскошью. Теперь не понять — как это люди не теряли друг друга без мобильников, а скоро будет затруднительно обходиться без почты, новостей, справок, соцсетей (см. «ВКонтакте. Одноклассники», 2007; «Facebook», 2008), навигатора и проч., которые должны быть всегда при себе. Впервые правило «все свое ношу с собой» звучит буквально, причем в кармане помещаются и внутренний мир, и внешний.

Слоеные «яблочные» пирожки разлетаются, как горячие, — 7 млн штук до конца года. Спекулянты промышляют даже на американском рынке, и продажи айфонов в США ограничивают сначала до пяти в одни руки, а потом и до двух с оплатой только кредитным картам (видимо, чтобы салоны не торговали за наличные «налево»). В Россию супермобильники массово везут раньше начала европейских продаж, они чуть ли не у каждого летящего из-за океана — себе, а еще назаказывали друзья-подруги, а еще, может, на перепродажу. Недолгая, но наваристая айфон-фарцовка перерастет в бум после снижения рекомендованной цены в Штатах с $400 до $600 — а в Москве айфоны идут за $1000 и больше. Как никогда, гаджет служит ID, в 2007-м выложить на столике кафе айфон — это заявил»: вот я какой/какая! Престижное потребление — национальная страсть, россиянам конкуренты (количественные) только китайцы, но на вакханалию «частного импорта» московский офис Apple взирает меланхолично: да, здесь есть 10 тысяч пользователей, готовых платить втридорога, но мы не меняем наших планов своевременно начать официальный экспорт. Видимо, американцы не ожидали, что русские умельцы примутся «разлочивать» — одно из ключевых слов года — взламывать программное обеспечение аппаратов и адаптировать их к своим сетям. Знатоки рынка полагают, что две цены за iPhone готовы заплатить 300 тысяч соотечественников, — похоже, процветающая контрабанда обеспечит их всех первой моделью, пока в октябре 2008-го в стране не начнет официально продаваться вторая, iPhone 3G.

Как и все модное и дорогое, айфоны нещадно ругаемы практичными критиками за всегдашнюю эппловскую закрытость — программы и приложения только из AppStore, за то, что функций слишком много и, получается, за них переплачиваешь. Нет встроенного картридера — не увеличишь память; не просто заменить аккумулятор; легко разбить. А еще айфоны — самый фетишистский продукт Apple, и армады идолопоклонников кидание за каждой новой моделью. Раз от раза растут скорость всех функций, разрешение камеры и экрана. К 2010-му продадут около 50 млн iPhone, а мобильный интернет к концу десятилетия будет у пятой части пользователей.

Гламур. Рублевка. Куршевель 2005

Роскошный образ жизни насаждает себя национальным идеалом. Меккой гламура служит даже не Москва, а подмосковная Рублевка, где бок о бок живут власть, бизнес и бутики. На зимние каникулы гламурная столица России переезжает во французский Куршевель