Дауншифтинг

Мировую практику «соскока вниз» российский капитализм перенимает раньше прочих «развивающихся экономик». С особым упоением соотечественники предаются самому радикальному «даун-» — гоашифтингу

Родоначальники движения, американские дауншифтеры конца 80-х, бросали выматывающие менеджерские карьеры, чтобы вместо работы на других поработать над собой. Сменить род занятий на малодоходный, но оставляющий свободное время, получить другое образование. Бывали звезды, которые съезжали в фермерскую глушь и спуда призывали бывших собратьев

к опрощению. «Соскочить» — избавиться от неприятной обязанности — одно из главных слов в русском городском жаргоне, и выбыть из гонки за успехом мечтает не только офисный планктон, но и рыба покрупнее. У дауншифтинга теперь много видов: годовой брейк — например, перед новым служебным витком, расходуемый на экзотические путешествия, или увольнение из гигантской корпорации ради малого бизнеса, но своего. Это для деятельных натур. А более всего известны бессрочные зависания на Гоа.

Океанское побережье южноиндийского штата — рай земной: круглогодично благодатная погода, съем жилья и продукты за копейки, чудодейственные курительные снадобья и встреча закатов как единственное дело, с которым можно опоздать. Приедешь на курорт, отдых затягивает, превращаясь в образ жизни, и остаешься — обычный сценарий. Россияне открывают на Гоа нехлопотный бизнес: кафе, магазины, косметические салоны — обслуживать в основном соотечественников. Еще проще вариант, описываемый формулой «даун-шифтинга нет — есть лузеры с московской квартирой»: сдавая приличную столичную недвижимость за $2 тыс., можно всю жизнь на Гоа «курить бамбук».

Менеджеры. Офисный планктон 2002

В Интернете, где даже старшеклассники шарят меньше новых служащих, впервые употреблено понятие «офисный планктон». В мире массы клерков зовут офисными пешками, обезьянами и бройлерами, русский язык выбрал определение поуничижительнее