Наци Питера и Воронежа

Два города приобретают мрачную славу самых нацистских в России. Петербург, который долго считался главным окном страны в мир и куда иностранных туристов приезжает больше, чем в Москву. И Воронеж, один из главных в СССР центров обучения студентов из стран третьего мира

Наци Питера и Воронежа

9 февраля легально работающий в Петербурге гражданин Таджикистана Юнус Султонов вел с катка свою 9-летнюю дочь Хуршеду и 11-летнего племянника Акобира. С криками «Россия — для русских!», «Мочи черных!» на них напала группа подростков. Дядя и племянник ранены, получившая 11 ножевых ран Хуршеда погибла. Случай становится известен из-за гневного публичного заявления губернатора города Валентины Матвиенко. Она требует от милиции «достать убийц из-под земли». Осудят семерых, дав от 1,5 до 5,5 лет. 21 февраля в Воронеже от ножевых ранений до приезда «скорой помощи» умер Амар Лима из Гвинеи-Бисау. Второкурсник местной медицинской академии шел за хлебом. Трое молодых людей получат большие сроки по первому в России приговору по статье 105 пункт «л» — убийство из-за «национальной или расовой ненависти». Оба преступления окажутся типичными для своих городов.

В Петербурге в 2004-м в марте футбольные фанаты сбрасывают под поезд на станции метро «Невский проспект» сирийца Бадави Абдулкадира, студента Электротехнического университета, в мае зарезан студент 1-го Медуниверситета ливиец Мохаммед Эльхимали, а в октябре вьетнамский студент By Ань Туан погибнет, получив от 14 подростков 37 колото-резаных ран. В Воронеже нападут на четырех албанцев, двух китайцев, француза и руандийца — они выживут, а потом человек 20 изрежут светлокожего перуанца Энрике Анхелеса Уртадо, и 18-летний первокурсник Архитектурно-строительного университета умрет от потери крови.

Многие преступления почти не вызывают резонанса — протестуют студенческие землячества и посольства соответствующих стран. Похоже, милиция не склонна признавать националистский характер нападений, говорят даже, она покровительствует патриотам-боевикам. Петербургский этнолог, ведущий научный сотрудник Института антропологии и этнографии РАН Николай Гиренко не раз выступал экспертом на процессах против националистов. 19 июня 2004-го около полудня к нему в квартиру позвонили и, когда 63-летний ученый подошел, чтобы открыть, его убили, выстрелив через дверь. В Интернете опубликовано сообщение о «приведении приговора в исполнение». Официальная реакция на гибель консультанта горпрокуратуры последует только после приезда в Петербург федерального уполномоченного по правам человека Владимира Лукина и его встречи с Матвиенко — губернатор пообещает держать расследование под личным контролем. А 30 июля в Сети выложено сообщение о смертном приговоре Матвиенко: «за антирусскую политику и заселение города выходцами с Кавказа и Средней Азии» — в России впервые угрожают государственному деятелю. Создателя и распространителя интернет-вердикта осудят на полтора года.

Демонстративно-устрашающие нацистские убийства в Питере будут происходить и впредь: антифашиста Тимура Качараву зарежут на многолюдной площади Восстания, а студента из Сенегала Ламзара Самбу застрелят из ружья со свастикой на прикладе, оставив его на месте преступления.