Басманное правосудие. «Роснефть» вместо ЮКОСа

Шаг за шагом раскрывается сценарий главного дела «нулевых». ЮКОСу предъявлены колоссальные налоговые претензии, суд всегда на стороне прокуратуры, основной актив компании переходит к государственной «Роснефти». Власть курирует ход процесса, не скрывая это

Басманное правосудие. «Роснефть» вместо ЮКОСа

Объединенное уголовное дело Платона Лебедева и Михаила Ходорковского объемом в 400 томов слушается в Мещанском суде. Тем временем Министерство по налогам и сборам продолжает предъявлять новые и новые требования к ЮКОСу: всего за 2000 — 2003 годы почти на $25 млрд. Налоги, начисленные за 2004 год, по данным ЮКОСа, превысят выручку компании. Ходорковский называет все это абсурдом: ЮКОС проверяли «до 500 раз в год», а отчетность принималась прямо в том самом МНС. Перспективы дела очевидны — обвиняемым дадут большой срок «за уклонение», активы продадут, компанию обанкротят. Президент Путин, за которым водятся отвлекающие маневры, неожиданно примирительно заявляет: «власти России, правительство не заинтересованы в банкротстве такой компании, как ЮКОС». Падающий курс акций взлетает на 34%, но на неотвратимой логике «полного каюкоса» финт ничуть не скажется.

Другой московский райсуд, Басманный, по делу ЮКОСа только и делает что удовлетворяет ходатайства Генпрокуратуры: об арестах сотрудников и счетов, о продлении сроков содержания под стражей и сокращении сроков ознакомления с материалами дела. Понятие «басманное правосудие» будет впредь означать полную солидарность Фемиды с обвинением. Когда арестованные акции основного актива ЮКОСа, предприятия «Юганскнефтегаз» выставляют на продажу, весь деловой и политический класс гадает: кому из своих госкомпаний Кремль отдает главный приз — Газпрому или «Роснефти»? И как будущего собственника обезопасят от исков бывших акционеров?

Делами Газпрома Путин часто занимается лично, корпорация — его излюбленное внешнеполитическое оружие. Известно, что мировой газовый гигант хочет всерьез «зайти в нефтянку» и тут как раз такой случай. «Роснефть» занимает 8-е место по объему добычи — лишь 5% от общероссийского. Но недавно ее совет директоров очень кстати возглавил могущественный Игорь Сечин, которого считают вдохновителем дела ЮКОСа — неужто не для себя он старается?

К аукциону, назначенному на 19 декабря, допущены «Газпромнефть» и безвестное ООО «Байкалфинансгрупп», зарегистрированное в Твери 6 декабря. За 76,79% «Юганскнефтегаза» компания с уставным капиталом 10 тыс. руб. платит $9,4 млрд. «Газпромнефть» не предлагает вообще никакой цены. Даже после всех передряг эксперты оценивали пакет минимум в $16 млрд — кому такая скидка? Осведомлен только Путин: это люди, «долгие годы работающие в энергетической сфере». Как бы подразумевается: вот я и доверил актив им. 22 декабря «Байкалфинансгрупп» за 10 тыс. руб. покупает «Роснефть» — ее добыча в результате увеличивается втрое, и впервые за время капитализма в число нефтяных лидеров страны входит госкомпания. Использование тверской однодневки откровенно объяснит тот же Путин: чтобы приобретение «происходило на вторичном рынке» и риски добросовестного покупателя «практически свелись к нулю».

Газовые войны 2006

Не договорившись с Украиной о цене на газ в новом году, Газпром резко снижает давление в трубе — идут только объемы, предназначенные для прокачки на Запад. Хотя ответственность за незаконный отбор» концерн заранее возлагает на транзитера, Европа, недополучая топливо, винит в этом Москву. Начинается первая газовая война — поставщика с потребителями, которые теперь считают Газпром символом имперской России и личным оружием Путина

Президент Путин 2000

И.о. президента премьер Владимир Путин 26 марта прогнозируемо побеждает в первом туре выборов. Почти все утверждают, что и второй его президентский срок уже предрешен

Силовики 2003

Скрываясь от СМИ, в ноябре женятся Дмитрий Устинов, сын Генерального прокурора, и Инга Сечина, дочь замглавы администрации президента, которого считают кремлевским куратором силовиков. «Династический брак» символично указывает на особую кастовость властной группировки, которая с делом ЮКОСа стала самой влиятельной в России