Админреформа: Касьянов — Фрадков

После реформы исполнительной власти правительство разрастется, а его вмешательство в экономику и дела регионов — усилится. Премьер Михаил Касьянов, последний деятель из семейно-ельцинской плеяды, демонстративно отставлен, а при его преемнике Михаиле Фрадкове второе лицо в стране называют только «техническим»

Админреформа: Касьянов — Фрадков

Про админреформу Путин заговорил в своем послании Федеральному собранию в 2003-м: сократить правительство и число госфункций, принятие решений сделать открытым и быстрым. Союз промышленников и предпринимателей предложил президенту кабинет всего из семи министров. Комиссия Белого дома и Кремля многомудро считает госфункции, сперва их выявлено около 5000. Избыточные нужно отсечь, а сохраненные поделить на три непересекающиеся части: правоустанавливающие, правоприменительные и контрольные. Их передадут трем типам госведомств, тогда правительство второго путинского срока будет работать совсем по-другому. Но рубежом окажутся не выборы, а арест Ходорковского. Уходит глава кремлевской администрации Волошин, это считают «концом эпохи Ельцина. Все, Византия закончилась!» Касьянов тоже подает заявление, но ему в отставке отказано — мол, ждите, президент, когда надо, сам примет решение. Премьер критикует дело ЮКОСа, оставаясь на посту.

Когда проанализированы 4100 функций и 804 признаны избыточными, выясняется, что на самом деле всего полномочий — 7500, а ведомства, сопротивляясь, утаивают свои «админрезервы». Правительство, которое с началом нового президентского мандата уйдет автоматически, отправляют в отставку 24 февраля, за три недели до выборов. Путин хотел было показательно уволить Касьянова — оказывается, одного премьера нельзя, только со всем кабинетом. Но сигнал понят: «Семьи» в политике больше нет. Видимо, основное достоинство нового главы правительства — о нем никто не догадывался. В московский Белый дом Фрадков переезжает с должности постпреда России при Евросоюзе, и остряки объясняют, что его нашли в брюссельской капусте. Фрадкова утверждают в должности 5 марта и переутверждают 12 мая. «Технический премьер» — значит, сидит на хозяйстве, не имея ни малейших политических амбиций.

Три этажа реформированного правительства сразу перемешались. Министерствам мало «правоустанавливатъ», им хочется «правоприменять» — как агентствам. Службы, которые должны были «надзирать», попали в подчинение надзираемым министерствам. Уже 20 мая указ Путина без разбору называет «органы исполнительной власти» принимающими «нормативные правовые акты» — теперь все, как министерства. Было 56 федеральных ведомств, стало 76, а потом будет 81. В октябре даже смирный Фрадков скажет: «Мы все знаем про хаос административной реформы».

Дело ЮКОСа. Аресты Лебедева и Ходорковского 2003

Начинается процесс-эпопея, в рамках которого 2 июля арестовывают совладельца ЮКОСа Платона Лебедева, а 25 октября — председателя правления компании и ее основного акционера Михаила Ходорковского. Дело ЮКОСа служит индикатором чуть ли не всей общественно-политической жизни: по нему судят о власти и бизнесе, правах собственности, судах, исправительной системе, госпропаганде и гражданских протестах. А выход главного фигуранта на свободу, как все понимают, означал бы смену эпохи

«Семья» 1999

Как никогда, едино происхождение семьи, частной собственности и государства. Критики Кремля рассказывают про «узкий круг» Ельцина — родня, ближайшие сотрудники и крупнейшие бизнесмены, — готовящий при нятие любых властных решений