4 ноября — День народного единства

Так и не найдя формы празднования Дня согласия и примирения 7 ноября, в честь 1917 года, вместо него учреждают День народного единства 4 ноября, в честь 1612-го. Историческая мотивация небезупречна, как справлять праздник — по-прежнему непонятно

4 ноября — День народного единства

В праздничной реформе кроме новогодних каникул (см. 2005) — перенос всех «красных дней календаря» в конце года. Отменяют 12 декабря, День Конституции — ельцинской, 1993 года. Что против советской традиции, когда с 1936-го 5 декабря был праздничным днем сталинской, а с 1977-го 7 октября — брежневской Конституции. 7 ноября, День Октябрьской революции, бывший главный государственный праздник СССР, при Ельцине, не посмев сделать будним, объявили Днем согласия и примирения. Мол, пусть забудут о распрях белые и красные, либералы и коммунисты. Как справлять эту российскую «Бастилию», непонятно. Только КПРФ знает, что делать: митинги, флаги с серпом и молотом, портреты вождей.

Теперь решено, что «день трагического разделения России» примирительным все же не стал, и предложен праздник День народного единства — 4 ноября, в честь победы в 1612 году народного ополчения во главе с Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским над интервентами и прекращения Смуты. Мол, это великий пример национального самосознания и всенародной самоорганизации, которые так нужны нам сегодня. До сих пор на эту дату по григорианскому календарю приходилось «празднование Казанской иконе Божией Матери». В пояснении же к законопроекту пишут, что 4 ноября ополченцы «штурмом взяли Китай-город» (это было 1 ноября), «освободив Москву от польских интервентов» (они в тот день еще удерживали Кремль). Почему хотя бы не 5 ноября, когда поляки в Кремле капитулировали? А началом конца Смуты обычно считается Земский собор, который избрал Михаила Романова царем, — это конец февраля 1613-го. Наверное, повлияла Патриархия: православный праздник до революции был государственным и с событиями 1612 года связывался — князь Пожарский в Китай-город вступил с иконой Казанской Божией Матери.

Новый праздник увязывают с суверенной демократией — мол, вот какие у нее глубокие корни. Единороссы в актуализации идут еще дальше: по их словам, в Кремле тогда засела «интернациональная террористическая команда» — хотя 4 ноября с поляками там еще находились и бояре, включая будущего царя. Какое новое «единство» должно возникнуть вокруг события 400-летней давности? — форма празднования не предложена. На этот раз только националисты знают, что делать (см. «Русский марш», 2005).