Монетизация льгот

Разумная идея — перевести натуральные льготы в денежные — провалена из-за организационной неразберихи, ошибок в расчетах и плохой разъяснительной работы. Гася пенсионерское возмущение, монетизацию сворачивают, тратя денег вдвое больше прежнего. Власть не может проводить не то что непопулярные, а хотя бы сложные реформы

Монетизация льгот

Натуральные льготы, конечно, — социалистическая архаика — бесплатное хорошим не бывает. По-капиталистически же: дайте мне деньгами, я сам решу, как мне их потратить. В стране 120 разных льгот, которые получают более 200 категорий граждан, 70% населения, безадреснее некуда! Бесплатный проезд на городском транспорте для пенсионеров — как им пользуется сельский житель? По замыслу, реформа установит справедливость и поможет сделать рыночными здравоохранение, пассажирские перевозки и жилищно-коммунальное хозяйство. Нынешние льготники будут тратить из своих пособий по 100 млрд рублей в год, и в отрасли придут живые деньги, без которых нет развития.

Закон о монетизации вводит изменения аж в 155 действующих законов. Реформа поначалу распространяется на транспорт, лекарства и санаторно-курортное лечение, причем только на «федеральных» льготников, их 14 миллионов. Еще 19 миллионов человек — льготники региональные, как быть с ними, решать местным властям (в 16 областях все оставят как есть). Пенсионеры — народ естественноконсервативный, к переменам недоверчивый, а подумать об их реакции на первый день новой жизни не удосужились. Надо было бы январскую компенсацию за городской транспорт для почина выплатить досрочно, в декабре, и устроить какие-нибудь агитпродажи проездных. А так ветераны труда 1 января вдруг столкнулись с необходимостью платить за трамвай, от чего они давно отвыкли. Еще хуже со льготными лекарствами. Минздрав и Минфин не успели заключить договоры с поставщиками, рассчитав: 1 льготник = 350 руб./мес. х 12 млн чел. х 12 мес. = 50,8 млрд руб. Старики остались даже без «жизненнопоказанных медсредств».

Год начинается с самых массовых в 2000-х демонстраций протеста, на улицы выходит 250 тысяч обычно лояльных избирателей. В Москве бюджет позволяет профинансировать льготы с лихвой, а в Петербурге волнения многолюднее всего. Толпы ветеранов перекрывают главные магистрали — Невский и Московский проспекты, и, прорываясь через заслон, одна из машин сбивает пенсионера насмерть. В Перми на митинге сжигают чучело Путина, небывалое дело. Недовольные выплатами военные пытаются устроить оппозиционное всеармейское офицерское собрание, офицеров от места его проведения оттесняет ОМОН.

Рейтинг Путина, по данным ФОМ, падает с 84% до 48%. Президент винит правительство и местные власти. Спешно выделяют 100 млрд рублей на повышение пенсий, проводя его в марте, а не в апреле, как анонсировалось. Вводят льготные проездные на общественный транспорт и замораживают цены на основные лекарства. Самые дорогостоящие льготы — на жилищно-коммунальные услуги и санаторно-курортное лечение — не монетизируют. Бюджет быстро задолжает поставщикам лекарств, а пассажирские перевозки останутся нерентабельными, и их продолжат дотировать.