Дефицит гречки

После двух подряд неурожаев гречихи в стране не хватает особо питательной крупы. Против знакового дефицита власть применяет свое излюбленное «ручное управление», но проблема разрешается скорее не благодаря ему, а вопреки

В прошлом году собрали 600 тысяч тонн и не хватало, в этом году из-за засухи ждут меньше 500 тысяч. Кроме России, гречиху мало где выращивают, даже Китай — крупнейший производитель — отказывается от хлопотной культуры, и покрыть дефицит импортом трудно. К августу килограммовая пачка гречневой крупы стоит в Москве минимум 100 рублей вместо недавних 45. Но в супермаркетах гречки нет уже к полудню, а в небольших магазинах в спальных районах ее найдешь только рублей за 150. Столичная мэрия объявляет: складских резервов хватит на полтора месяца, но ажиотаж не спадает. В регионах крупу не успевают фасовать, и люди разбирают ее мешками.

Вдвое с начала года подорожали все крупы и мука, из страны запрещен экспорт любых зерновых, но гречка — эмблема вызванного засухой агрокризиса. На президиуме Госсовета министр сельского хозяйства Скрынник объясняет гонку дороговизны и дефицита «исторической, генетической традицией»: в СССР гречку всегда «доставали», она считалась почти деликатесом. Методы борьбы используются тоже советские. «Оперативный режим мониторинга динамики цен» — то есть контроль за торговлей — выявит «четкий сговор», хотя доля гречки в общем объеме продаж слишком ничтожна, чтоб на ней наживаться. Особо проверяют поставщиков из Алтайского края, где как раз убирают новый урожай гречихи — но ее от этого больше не вырастет. В Петербурге (на родине президента и премьера сакральную крупу называют «греча») молодогвардейцы «Единой России» проводят рейды по магазинам — будто «комсомольский прожектор». Кипучая деятельность проходит публично, и население видит, как власть обеспечивает его кашей.

Когда вконец затарятся даже особо запасливые, равновесие спроса и предложения само восстановится на отметке в среднем 60 рублей за килограмм.