Милиция. Полиция

Один из очевидных провалов президентства Медведева — реформа МВД. Ничего не изменив по сути, она свелась к дорогостоящей смене вывесок

Полицию в России основал Петр I в 1718 году. 200 лет, до советской власти, органы правопорядка назывались, как в остальном мире. Название «милиция» (от латинского «войско») по замыслу большевиков указывало на народное происхождение — вроде как ополчение по поддержанию законности. Теперь возвращение полиции (от древнегреческого «город-государство») должно означать приоритет профессионализма. Содержательная же причина — вроде и власть поняла, что милиция превратилась в вооруженную касту и уже нападает чаще, чем защищает. Хотя тут никакого любительства нет — профессиональная деятельность рэкетиров и рейдеров. Как часть общего властного всесилья, МВД реформируемо только вместе с остальной «вертикалью» — но на нее кто поднимет руку?

В декабре 2009-го президентский указ «О мерах по совершенствованию…» дает старт реформе, обещая ротацию руководства и 20% сокращения штата МВД. В августе 2010-го проект закона «О полиции» первым в России опубликован в интернете на специальном сайте. При шквале в 20 тысяч критических замечаний Госдума рассматривает 150 поправок, в основном редакторских. Прекраснодушно запрещаются водометы на морозе и даны указания, как нельзя бить граждан «палкой специальной» — то есть дубинкой. Транспортную милицию сначала упраздняют, потом восстанавливают в усеченном виде. Начальники УВД-ОВД явно считают реформу президентской блажью; несколько раз продлеваемая аттестация личного состава кого-то отсеивает, но говорить о кадровом обновлении нечего. Медведев гордо сообщает: лейтенант, поступая на службу, будет получать минимум 33 тыс. руб. Мол, и это все изменит. Видимо, воображение рисует молодцеватого копа из голливудских боевиков, поминутно восклицающего: Yes, sir! Это насколько надо не знать русскую жизнь и место, которое в ней занимают «менты»? Хотя даже большей маниловщиной прозвучит предложение министра Нургалиева впредь обращаться к его подчиненным «господин полицейский».

Уже когда реформу признают успешной и будет действовать закон, по которому полицейский «обязан пресекать действия, вызывающие боль и страдания», за действия, их причиняющие, расформируют казанский ОВД «Дальний», где прошедшие аттестацию офицеры истязали задержанных, а одного замучили до смерти (см. «Казанские менты», 2012).