Взрыв на Распадской

В ночь с 8 на 9 мая два взрыва на крупнейшей в России шахте «Распадская» уносят жизни 91 горняка. Причиной таких катастроф называют низкие заработки в едва рентабельной отрасли: шахтеры вынуждены вести добычу, пренебрегая своей безопасностью

Когда в 23.55 по местному времени происходит первый взрыв, под землей находится 359 человек, из них сразу удается вывести 295. Ровно через четыре часа — второй взрыв, когда в шахте еще остается 83 человека, в том числе 19 спасателей. Разрушены почти все выработки, это свыше 300 км. Поиску людей мешают пожары и риск новых взрывов. К14 мая на поверхность подняты тела 66 погибших. Спасателям остается пройти под землей еще 25 км, но надежды найти там выживших уже нет. Работы приостанавливают, часть горящих выработок затапливают. 15 мая в Кемеровской области объявлен траур — раз ста жертв нет, значит, катастрофа не всероссийская, а региональная.

Понятно, что такой силы взрывы возможны только при запредельной концентрации метана. Пресса посмелее полна рассказов о самоубийственных уловках: шахтеры разными способами отключают датчики и аварийную сигнализацию. А если следовать технике безопасности, то ничего не заработаешь — базовый оклад не составляет и половины оплаты, остальное — как бы премия за добытый уголь. И семьи знают, что кормилец, спускаясь в забой, каждый раз рискует собой. Но других денежных профессий в Кузбассе нет.

Что не удалось при жизни — заработали смертью. Семьям погибших гасят кредиты, выплачивают по 1 млн руб. и жалованье за три месяца, а каждому иждивенцу — среднегодовой заработок покойного. Суммы по здешним меркам огромные, и вскоре становится известно: преступная группировка «Вокзальские» обложила вдов данью, требуя половину компенсаций. Власти занимаются еще и наземной безопасностью шахтерских доходов.